Китайцы выращивают овощи в волгоградской области

Содержание скрыть

Нелегалы из Китая выращивают помидоры за неделю

Нелегалы из Китая выращивают помидоры за неделю

Популярное

Астрологи назвали 6 знаков зодиака, которые скоро разбогатеют

Три знака зодиака, которых ждет удача в финансах в конце июня

В волгоградском овраге нашли щенка с платочком на шее

Китайцев называют муравьиным племенем. И не потому, что в Поднебесной их миллиард. А потому что здесь, в волгоградских степях, незаконные мигранты из КНР живут в вырытых ими подземных домах-муравейниках. А трудится эта орда в теплицах, где выращивает с помощью китайской «химии» томаты-акселераты. Всю правду о том, как выращиваются овощи нелегалами в Волгоградском регионе, узнавали корреспонденты «Вечернего Волгограда.ру»

Под Волгоградом существуют целые «деревни» мигрантов. Их регулярно накрывают сотрудники регионального УФМС, нелегалов выдворяют за пределы России, но меньше их не становится. Между тем незаконная миграция создает целый клубок социальных, экологических и экономических проблем.

Сколько всего нелегалов в регионе, не знает никто. Эксперты говорят о тысячах. Так, по данным правительства Волгоградской области, в среднем за год в регионе трудится от 30 до 40 тыс. граждан из стран СНГ. При этом у 1500-2000 иностранных граждан и лиц без гражданства выявляются нарушения при осуществлении трудовой деятельности. Официально же с начала года в нашей области было выявлено 715 незаконно находящихся в России лиц. Львиную долю незаконных мигрантов на территории региона составляют граждане Узбекистана и Поднебесной, «бронзу» в совсем мизерном количестве удерживают уроженцы Таджикистана.

– Китайцы жилища выкапывают прямо в земле, – рассказывает Алексей Солохин, начальник отдела иммиграционного контроля УФМС по Волгоградской области . – Дно ямы утепляют настилом из досок или соломы, а пространство этой норки – полиэтиленом или одеялами. Готовят на плитке с газовым баллоном, делают вытяжку для дыма. Причем делают хитро, выхлоп никогда не находится рядом с жилищем, часто дымок «курится» в 100-200 метрах от места обитания.

Нелегалы могут жить в своих домах-норках круглый год. У китайцев есть и еще одна особенность – «бригадиры», или «смотрящие». Это уроженцы КНР, получившие российское гражданство. На дорогих авто в белых костюмах они ездят по помидорным плантациям, проверяют ход работ. Иногда выполняют и карательные функции.

«Основной приток граждан Китая в Волгоградскую область, как правило, происходит с Дальнего Востока, – продолжает Солохин, – причем приглашающей стороной выступают одни и те же фирмы-однодневки. Почему они не попадают в поле зрения правоохранителей, для меня загадка».

«Химические» томаты

Говорят, что китайцы могут ввезти в карманах трактор и на месте его собрать. Но трактор – это полбеды. Вместе с гражданами из КНР сюда едут семена и загадочные химикаты, благодаря которым у томата от завязи до созревания проходит около полутора недель.

«В прошлом году обратил внимание, что у мигрантов руки красные, – рассказывает Солохин. – Через переводчика спрашиваю, мол, что это. А он подводит к ведру, окунает туда зеленый помидор и отвечает, что завтра этот помидор будет красным. Это вещество, которое позволяет созревать за сутки. Представляете, а потом мы все это едим!? К сожалению, процесс доказывания нанесения вреда здоровью именно этим веществом или удобрением сложнодоказуем. В прошлом году взяли образцы почвы, воды и пытались провести исследования, что же это за вещество. Наши коллеги из криминалистической службы такими методиками не обладают. Роспотребнадзор по региону эти иследования не проводит. Мы нашли организацию, которая проводит подобный анализ, но… за деньги. В бюджете на это денег не заложено, а исследование недешевое, один анализ почвы или воды порядка 5-10 тысяч рублей».

Так что же это за волшебное средство? Год назад специалисты ФГБУ «Россельхозцентр по Волгоградской области» не смогли ответить на этот вопрос, сославшись на отсутствие оборудования. За год ничего не изменилось.

– Вещества, что используют китайцы, наша станция защиты растений даже проверить не может, – рассказывает старший научный сотрудник сектора экологической мелиорации органо-почвенных технологий ГНУ НИИММП Россельхозакадемии Виктор Михайлович Кононов . – Особенно к применяемой химии чувствительны овощи – их корневая система не успевает переработать так активно добавляемые удобрения. В итоге все это уходит в растение, а оттуда в организм человека. Все эти нитраты, пестициды, яды от вредителей и стимуляторы роста могут привести к болезням крови в нашем организме.

По словам эксперта, в земле эта «таблица Менделеева» разлагается около трех лет, поэтому должна быть система очистки поля севом растений, которые восстанавливают микрофлору почвы. Это топинамбур или наши степные травы, например донник или люцерна. В советские временам люцерны в области высеивалось около полумиллиона га. Сейчас же этого никто не делает. «Есть и еще одна проблема – тысячи квадратных метров пленки от теплиц, которые мигранты бросают в нашей земле и которая потом заражает почву. Для решения всех этих проблем нужен жесткий контроль со стороны станции защиты растений», – подытожил Кононов.

Устранение конкурентов

– Нелегалы приезжают к нам, чтобы заработать денег побольше и побыстрее, – рассказывает председатель комиссии областной общественной палаты по АПК Сергей Бельский. – Что они для этого делают? Берут землю, щедро удобряют ее пестицидами, химикатами, не всегда разрешенными нашим законодательством. Используют стимуляторы роста. Трудозатрат – минимум, урожая – максимум. За лето нелегалы получают 3-4 урожая, а наши дачники и сельхозпроизводители получают 1 урожай, не разгибая при этом спины.

При этом за счет дешевого, практически рабского труда и «химии» они отчаянно демпингуют, уничтожая добросовестных местных производителей на рынке.

– Я даже не знаю, остались ли на рынке наши производители томатов при таком положении дел, – рассуждает фермер, овощевод из Среднеахтубинского района Александр Соловьев. – Если у честного добросовестного производителя томатов себестоимость продукции будет где-то 25-30 руб за кило, то у нелегалов 3-10 руб за кило. Плюс урожайность у них в четыре раза выше из-за «химии». Кто ж выживет при такой конкуренции? Причем они хитрые такие. Как-то один фермер купил у китайца чудо-семена. На первый год они взошли, но урожайность была выше обычной в два раза. А на второй год взошло только 20%. Так вот тихой сапой они убивают конкурентов. В области работает 8-10 бригад, сотни гектаров покрыты пленкой. Это серьезная проблема, и если Россельхознадзор не ужесточит контроль, я не знаю, что мы будем с вами есть.

Головная боль УФМС

Так куда же деваются нелегалы? Раньше они размещались в спецприемниках полиции, а с 1 апреля их размещение до разбирательства и выдворения – головная боль УФМС. Сейчас в Краснослободске открыт Центр временного содержания нелегалов, рассчитанный на 52 места. В мае начнется реконструкция большого центра на базе 18-й больницы в Дзержинском районе. Этот центр будет рассчитан на 150 мест. За то время пока нелегалы находятся в центре, их содержит государство. Фактически и отправку домой незаконных мигрантов тоже берет на себя бюджет (а например, только один билет до Китая стоит порядка 50 000 рублей!). Более того, есть и такие ушлые нелегалы, кто успевает в течение 10 дней, которые закон дает на обжалование решения суда о выдворении, вылететь домой, вернуться и снова встать на миграционный учет и проскользнуть в Россию.

Мигранты и правда как муравьи – незаметная трудящаяся орда, живущая по непонятным нам правилам. Еще ни одна цивилизованная страна не смогла решить эту проблему. И весь вопрос, по какому пути мы пойдем: по европейскому, где мигранты теснят коренное население, или американскому, где все сплелось в один пестрый котел? В любом случае начинать нужно уже сейчас, потому что потом будет поздно….

«Только цифры» (Данные УФМС по Волгоградской области с 1 января 2014 года)

1917 правонарушений было совершено в области миграции

715 иностранных граждан незаконно находились на территории региона

304 незаконных трудовых мигранта было выявлено в регионе с начала года

32 иностранца незаконно торговали на рынках

239 лиц незаконно привлекали иностранцев на работу

2000-800 000 рублей – штрафы за правонарушения в области миграции

МНЕНИЯ INFOX.RU

Как китайцы хозяйничают на Волгоградской земле

В регионе есть проблема. У каждой проблемы есть ФИО и должность, а так же бенефициары и заинтересанты.

Иначе говоря, на нашей земле китайцы по беспределу высасывают реки, подземные горизонты, гнобят землю, заливают её отравой, превращая в пустыню, выращивают галимый суррогат, который затем нам же и скармливают, делая на этом состояния, не платя ни юаня налогов. Всё это при полном попустительстве государства. Это уже не просто преступление, это диверсия и измена.

Где Прокуратура? Где Полиция? Где Роспотребнадзор? Где Ростехнадзор? Где вообще власть? Это прямые вопросы.

На широких просторах Городищенского и Иловлинского районов Волгоградской области раскинулись бесконечные плантации. В теплицах, накрытых голубой пленкой, женщины из Республики Узбекистан на корточках подкармливают молодые кусты помидоров. Месяц-другой — и к теплицам потянутся бесконечные потоки фур из соседних регионов. Уже больше десяти лет в двух районах успешно развиваются так называемые китайские теплицы. Местные власти убеждены: помидоры выращивают незаконно, используя неизвестные добавки и удобрения.

— И у всех этих теплиц нет хозяев, — говорит глава Иловлинского района Иван Гель. — Фактически помидоры растут сами по себе. Есть частники, которые купили земли и заявили о том, что будут вести на них сельскохозяйственную деятельность. Это свои же, волгоградские. Потом они сдали эти земли в аренду, посадили людей, которые плохо говорят по-русски и на все вопросы отвечают: «моя твоя не понимать». Но официально у нас в Иловлинском районе нет ни одного юридического лица, которое занималось бы тепличным хозяйством, а его деятельность можно было бы контролировать по простому принципу: вот Иванов Иван Иваныч, вот его бухгалтерия, вот его удобрения, вот пакеты, а вот место, куда он их сдал. У нас все теплицы никак не учтены. Нет тех, с кого можно было бы спросить: слушайте, а что это у вас тут за пакеты, почему вы их не вывозите? Это наша родина, и мы не хотим, чтобы было «поматросили и бросили». Люди простые идут к нам с жалобами, а мы физически ничего не можем сделать. Нет ИП — и спросить не с кого.

Сегодня возле теплиц можно наблюдать тонны использованного целлофана, прошлогодней ботвы и прочего мусора. Свой след оставляют и химикаты, которые используют китайские сельхозпроизводители, выращивая помидоры ударными темпами. Местами от химии рядом с теплицами уже не растет трава, и земля выглядит так, будто покрылась язвами. В низинах можно наблюдать свидетельства веселой жизни гастарбайтеров.

— Если подъехать к теплицам, можно увидеть горы целлофановой пленки, которая либо закапывается в землю, либо сжигается, — продолжает Иван Гель. — И в том, и в другом случае экологии наносится большой урон. Этот горящий целлофан вместе с сухой ботвой пожарным ежегодно приходится тушить летом. В прошлом году тушили несколько раз. Между тем у нас в Иловле есть пункт переработки тепличной пленки. Есть человек, который может приехать, собрать ее всю и по правилам утилизировать. Но нам не с кем разговаривать на эту тему.

Вопрос экологии стоит, по словам главы Иловлинского района, очень остро. И о нем хорошо известно властям Волгоградской области. Весной прошлого года этой теме было посвящено несколько выездных заседаний экологического совета. В ходе проведенных мероприятий было выявлено немало нарушений. В этом году проверку провели снова, проблемы остались те же.

— Теплицы на границе Городищенского и Иловлинского районов на речке Сакарка утопают в мусоре, — заявила председатель волгоградского областного экологического совета Ирина Соловьева. — Сама речка тоже захламлена. Уборные намеренно установлены на склоне берега реки в непосредственной близости к воде. Как выяснилось, работающие здесь китайские «сельхозпроизводители» удобряют растения своими химикатами, которых даже нет в российском реестре. Их откуда-то привозят нелегально.

Рейды экосовета постоянно находят многочисленные нарушения у тепличников. Возле хутора Краснодонский нашли массу уже попиленных на толстые бревна свежих сосен. Никто не смог объяснить, откуда их привезли, и где на них документы. Развели руками и в лесничестве. Там же нашли и неучтенные мощные глубинные насосы. Кабели лежали прямо в воде. На выезде из другого тепличного городка экологи встретили трактор, нагруженный пропитанной химикатами прошлогодней пленкой. Ссылавшийся на незнание русского тракторист так и не сознался, куда он хотел вывалить этот мусор.

Корреспонденты V1.ru побывали в этом тепличном хозяйстве у Московской трассы и убедились во всем собственными глазами. Бизнесу развиваться не мешают. Сегодня там полным ходом идет строительство. Из сосен, о происхождении которых ничего неизвестно, ударными темпами строят новые парники.

— Вы на мусор не смотрите, — просит подбегающий к журналистам V1.ru китаец. Мужчина представляется хозяином теплиц Мишей и, указывая на прошлогодние целлофан и ботву, обещает: «Мы все это уберем».

Читайте также:  Можно ли выращивать чайно гибридные розы в горшках?

— Я так плохо говорю по-русски, — заверяет успешный предприниматель. — Дела идут хорошо. Вот строим новые парники. Пока еще рабочих мало. В основном это узбеки и таджики, а также местные. Начнется сезон — из Китая приедут еще рабочие. Сезон заканчивается — они едут домой, начинается — возвращаются обратно. Но все же: давайте встретимся с переводчиком?

Миша подозрительно косится на квадрокоптер и очень просит не летать над мусором, который он обязательно уберет.

Властям, говорит глава Иловлинского района, хочется знать в лицо тех, кто собирает с теплиц прибыль и отвечает за их содержание. Второй вопрос, который волнует главу района, — это налоги. Их, конечно, никто не платит, выращивая помидоры на волгоградской земле.

— Мы просим единственного. Уважаемые друзья, ну, если вы здесь работаете, зарегистрируйте ИП в каком-нибудь частном доме, и на его месте зарегистрируйте наемных рабочих. 200-300 человек, — просит Иван Гель. — Ведь в теплицах работают тысячи людей: узбеки, китайцы, таджики, русские. Но они не регистрируются, а значит, ни одна копейка не идет в бюджет района. Теплицы у нас — как какая-то закрытая каста. Как будто масоны какие-то. Всех других сельхозпроизводителей мы знаем в лицо. Каждого. У них коллективы людей, бахчи, овощи, они платят налоги, строго следят за экологией. И вот их могут прийти и наказать за нарушения, но с теплиц не спрашивает никто. Опять же только потому, что спросить не с кого.

Ситуация с теплицами, как выяснилось, все же не безнадежна. В прошлом году некоторые теплицы начали оформлять на индивидуальных предпринимателей.

— Начиная с июля прошлого года к его концу нам все-таки удалось собрать два с лишним миллиона налогов за всех рабочих, которые трудились на теплицах, — говорит Иван Гель. — В этом плане нам помогла полиция, которая очень добросовестно поработала. За четыре месяца этого года в районный бюджет поступило 2,2 миллиона рублей в качестве налогов и еще 3,3 миллиона — в областной бюджет. ИП зарегистрировали на землях Селиванова, на землях Воробьева зарегистрировали два ИП. После этого начали регистрировать рабочих. И вот с этих людей пошли налоги. Представляете, какой прогресс? И это только за год!

Сдвинулись и вопросы, связанные с экологией. Новоявленные индивидуальные предприниматели уже заключили договоры на утилизацию пленки на иловлинской свалке.

— Очевидно, что подвижки есть, — заявила на недавнем заседании экологического совета Ирина Соловьева. — Предприниматели должны понимать, что их деятельность оказывает вред экологии нашего региона. Необходимо разобраться с каждым конкретным случаем нарушения природоохранного законодательства юридическими и физическими лицами и добиться компенсации причиненного ими вреда окружающей среде.

До первого созревшего под голубым волгоградским небом китайского помидора остается всего месяц. Бесконечной вереницей к теплицам, между которых гуляет свободный ветер, скоро потянутся фуры из соседних регионов. Красные плоды повезут в магазины и на рынки Московской, Саратовской и, наверное, еще каких-то других областей.

Как китайцы хозяйничают на Волгоградской земле

В регионе есть проблема. У каждой проблемы есть ФИО и должность, а так же бенефициары и заинтересанты.

Иначе говоря, на нашей земле китайцы по беспределу высасывают реки, подземные горизонты, гнобят землю, заливают её отравой, превращая в пустыню, выращивают галимый суррогат, который затем нам же и скармливают, делая на этом состояния, не платя ни юаня налогов. Всё это при полном попустительстве государства. Это уже не просто преступление, это диверсия и измена.

Где Прокуратура? Где Полиция? Где Роспотребнадзор? Где Ростехнадзор? Где вообще власть? Это прямые вопросы.

На широких просторах Городищенского и Иловлинского районов Волгоградской области раскинулись бесконечные плантации. В теплицах, накрытых голубой пленкой, женщины из Республики Узбекистан на корточках подкармливают молодые кусты помидоров. Месяц-другой — и к теплицам потянутся бесконечные потоки фур из соседних регионов. Уже больше десяти лет в двух районах успешно развиваются так называемые китайские теплицы. Местные власти убеждены: помидоры выращивают незаконно, используя неизвестные добавки и удобрения.

— И у всех этих теплиц нет хозяев, — говорит глава Иловлинского района Иван Гель. — Фактически помидоры растут сами по себе. Есть частники, которые купили земли и заявили о том, что будут вести на них сельскохозяйственную деятельность. Это свои же, волгоградские. Потом они сдали эти земли в аренду, посадили людей, которые плохо говорят по-русски и на все вопросы отвечают: «моя твоя не понимать». Но официально у нас в Иловлинском районе нет ни одного юридического лица, которое занималось бы тепличным хозяйством, а его деятельность можно было бы контролировать по простому принципу: вот Иванов Иван Иваныч, вот его бухгалтерия, вот его удобрения, вот пакеты, а вот место, куда он их сдал. У нас все теплицы никак не учтены. Нет тех, с кого можно было бы спросить: слушайте, а что это у вас тут за пакеты, почему вы их не вывозите? Это наша родина, и мы не хотим, чтобы было «поматросили и бросили». Люди простые идут к нам с жалобами, а мы физически ничего не можем сделать. Нет ИП — и спросить не с кого.

Сегодня возле теплиц можно наблюдать тонны использованного целлофана, прошлогодней ботвы и прочего мусора. Свой след оставляют и химикаты, которые используют китайские сельхозпроизводители, выращивая помидоры ударными темпами. Местами от химии рядом с теплицами уже не растет трава, и земля выглядит так, будто покрылась язвами. В низинах можно наблюдать свидетельства веселой жизни гастарбайтеров.

— Если подъехать к теплицам, можно увидеть горы целлофановой пленки, которая либо закапывается в землю, либо сжигается, — продолжает Иван Гель. — И в том, и в другом случае экологии наносится большой урон. Этот горящий целлофан вместе с сухой ботвой пожарным ежегодно приходится тушить летом. В прошлом году тушили несколько раз. Между тем у нас в Иловле есть пункт переработки тепличной пленки. Есть человек, который может приехать, собрать ее всю и по правилам утилизировать. Но нам не с кем разговаривать на эту тему.

Вопрос экологии стоит, по словам главы Иловлинского района, очень остро. И о нем хорошо известно властям Волгоградской области. Весной прошлого года этой теме было посвящено несколько выездных заседаний экологического совета. В ходе проведенных мероприятий было выявлено немало нарушений. В этом году проверку провели снова, проблемы остались те же.

— Теплицы на границе Городищенского и Иловлинского районов на речке Сакарка утопают в мусоре, — заявила председатель волгоградского областного экологического совета Ирина Соловьева. — Сама речка тоже захламлена. Уборные намеренно установлены на склоне берега реки в непосредственной близости к воде. Как выяснилось, работающие здесь китайские «сельхозпроизводители» удобряют растения своими химикатами, которых даже нет в российском реестре. Их откуда-то привозят нелегально.

Рейды экосовета постоянно находят многочисленные нарушения у тепличников. Возле хутора Краснодонский нашли массу уже попиленных на толстые бревна свежих сосен. Никто не смог объяснить, откуда их привезли, и где на них документы. Развели руками и в лесничестве. Там же нашли и неучтенные мощные глубинные насосы. Кабели лежали прямо в воде. На выезде из другого тепличного городка экологи встретили трактор, нагруженный пропитанной химикатами прошлогодней пленкой. Ссылавшийся на незнание русского тракторист так и не сознался, куда он хотел вывалить этот мусор.

Корреспонденты V1.ru побывали в этом тепличном хозяйстве у Московской трассы и убедились во всем собственными глазами. Бизнесу развиваться не мешают. Сегодня там полным ходом идет строительство. Из сосен, о происхождении которых ничего неизвестно, ударными темпами строят новые парники.

— Вы на мусор не смотрите, — просит подбегающий к журналистам V1.ru китаец. Мужчина представляется хозяином теплиц Мишей и, указывая на прошлогодние целлофан и ботву, обещает: «Мы все это уберем».

— Я так плохо говорю по-русски, — заверяет успешный предприниматель. — Дела идут хорошо. Вот строим новые парники. Пока еще рабочих мало. В основном это узбеки и таджики, а также местные. Начнется сезон — из Китая приедут еще рабочие. Сезон заканчивается — они едут домой, начинается — возвращаются обратно. Но все же: давайте встретимся с переводчиком?

Миша подозрительно косится на квадрокоптер и очень просит не летать над мусором, который он обязательно уберет.

Властям, говорит глава Иловлинского района, хочется знать в лицо тех, кто собирает с теплиц прибыль и отвечает за их содержание. Второй вопрос, который волнует главу района, — это налоги. Их, конечно, никто не платит, выращивая помидоры на волгоградской земле.

— Мы просим единственного. Уважаемые друзья, ну, если вы здесь работаете, зарегистрируйте ИП в каком-нибудь частном доме, и на его месте зарегистрируйте наемных рабочих. 200-300 человек, — просит Иван Гель. — Ведь в теплицах работают тысячи людей: узбеки, китайцы, таджики, русские. Но они не регистрируются, а значит, ни одна копейка не идет в бюджет района. Теплицы у нас — как какая-то закрытая каста. Как будто масоны какие-то. Всех других сельхозпроизводителей мы знаем в лицо. Каждого. У них коллективы людей, бахчи, овощи, они платят налоги, строго следят за экологией. И вот их могут прийти и наказать за нарушения, но с теплиц не спрашивает никто. Опять же только потому, что спросить не с кого.

Ситуация с теплицами, как выяснилось, все же не безнадежна. В прошлом году некоторые теплицы начали оформлять на индивидуальных предпринимателей.

— Начиная с июля прошлого года к его концу нам все-таки удалось собрать два с лишним миллиона налогов за всех рабочих, которые трудились на теплицах, — говорит Иван Гель. — В этом плане нам помогла полиция, которая очень добросовестно поработала. За четыре месяца этого года в районный бюджет поступило 2,2 миллиона рублей в качестве налогов и еще 3,3 миллиона — в областной бюджет. ИП зарегистрировали на землях Селиванова, на землях Воробьева зарегистрировали два ИП. После этого начали регистрировать рабочих. И вот с этих людей пошли налоги. Представляете, какой прогресс? И это только за год!

Сдвинулись и вопросы, связанные с экологией. Новоявленные индивидуальные предприниматели уже заключили договоры на утилизацию пленки на иловлинской свалке.

— Очевидно, что подвижки есть, — заявила на недавнем заседании экологического совета Ирина Соловьева. — Предприниматели должны понимать, что их деятельность оказывает вред экологии нашего региона. Необходимо разобраться с каждым конкретным случаем нарушения природоохранного законодательства юридическими и физическими лицами и добиться компенсации причиненного ими вреда окружающей среде.

До первого созревшего под голубым волгоградским небом китайского помидора остается всего месяц. Бесконечной вереницей к теплицам, между которых гуляет свободный ветер, скоро потянутся фуры из соседних регионов. Красные плоды повезут в магазины и на рынки Московской, Саратовской и, наверное, еще каких-то других областей.

Китайские овощеводы затравили волгоградские поля ядовитыми химикатами

Китайские агротехнологии вызывают беспокойство у местных жителей и экологов

28.10.2017 в 13:04, просмотров: 3629

Китайские агротехнологии вызывают беспокойство у местных жителей и экологов, которые с возмущение наблюдают, как тонны химикатов растворяются на овощных плантациях овощеводов из Поднебесной. Помидоры и огурцы китайских гастарбайтеров растут прямо на глазах, но сами они не едят своих овощей, а покупают их на здешних рынках. “МК в Волгограде” разбирался в ситуации.

Прошлое или настоящее?

Поле, укрытое целлофанами с московской трассы, напоминает небольшое озеро. Растет и разливается этот «водоем» в Городищенском районе, возле реки Сакарки, не по дням, а по часам. Как утверждают местные жители, проезжающие на «китайские» поля фуры с химикатами они замечают даже из своих сел. Селяне предполагают, что фермерские традиции китайских рабочих заканчиваются сбросом ядов в региональные реки неподалеку.

Ровные, чистые помидоры растут прямо на выжженной земле. Здесь, под китайским полем, похоронена Царицынская сторожевая линия 18-го века. Теперь на оборонительном сооружении созревают овощи фермеров из Поднебесной.

Помидоры растут на выжженной земле, в мусоре

– Исторический памятник, принадлежащий Волгоградской области, без борьбы был сдан китайским помидорам, – рассказал фермер Андрей Прошаков. – Наши обращения и звонки в соответствующее ведомство будто проходят мимо специалистов.

Однако на оборонительной линии Царицына китайские фермеры уже выстроили себе собственный город. В оборудованных всем необходимым теплицах рабочие проживают круглый год. Там у них есть тепло и вода, идущая прямо из местной речки Тишанки. Водозабор подведен к каждому фермерскому домику, однако канализации и какого-либо водоотвода здесь не предусмотрено. А внутри небольших теплиц, на полу, рабочие хранят собранную на полях продукцию.

Тепличные проспекты китайского города

Слова фермеров и независимая экспертиза

Местные фермеры уверены, что вода, зараженная, по их словам химикатами, попадает и на их поля.

– А может быть, химикаты идут и в питьевую воду, – утверждает фермер Александр Богатырев. – Ведь неподалеку от «китайских» полей есть наш питьевой источник.

Мусор от сгоревших фермерских хозяйств

Местные фермеры сами отправляют воду на экспертизу, так как об их безопасности позаботиться никто не может. Так, в лабораторию вода из здешних рек попадала уже несколько раз. В озерах в Городищенском районе погибает рыба и синеют раки. Однако после первой же проверки специалисты уверили жителей, что вода в их источниках не загрязнена.

Шокирующие изменения местной флоры обнаружились при повторных экспертизах. Проверка показала, что местная почва действительно заражена «неизвестными биологически активными веществами, которые стимулируют рост и развитие биологических объектов». Теперь специалисты даже не могут предугадать, какое воздействие эти вещества будут оказывать на самих жителей.

Кроме того, изменениям подверглась и водяная блоха – дафния – жительница местных рек.

– Половозрелость суточных дафний наступила на третьи сутки при норме 12–14 суток, созревание яиц в кладке произошло на вторые сутки при норме в пять, – рассказали в лаборатории. – Мы не знаем, какое именно «удобрение» могло вызвать такую реакцию организмов.

Так, и на полях китайских гастарбайтеров помидоры и огурцы растут прямо на глазах. Местные фермеры рассказали, что при этом китайцы не едят своих овощей, а покупают их на здешних рынках.

Читайте также:  Почему нельзя выращивать дома китайскую розу приметы?

Может, хотя бы аренда по закону?

Начальник отдела по сельскому хозяйству и продовольствию Александр Ерохин рассказал, что недавно еще один китайский городок вырос рядом с селом Песчанка, в Иловлинском районе. Арендатор платил налоги, когда начинал обустраиваться, но, наладив производство, закончил выплаты.

– В этом году здесь фермеры работают нелегально, – отмечает Ерохин. – При этом рабочие спокойно продолжают отгружать свою продукцию. Но никаких документов, дающих им такое право, у них нет.

Александр Ерохин рассказал, что у арендатора волгоградских полей во владении уже около ста гектаров земли, доход с которых приносит в карман владельца более миллиона рублей. Однако дом самого землевладельца говорит об обратном. Арендатор имеет небольшую квартирку в старом аварийном доме, к тому же работает с детьми в одном из местных клубов. Там землевладелец преподает ребятам боевые искусства.

Дом «богатого» землевладельца

Независимый эксперт, пожелавший остаться неизвестным, объяснил ситуацию тем, что часто землю или нелегальный бизнес предприниматели оформляют на знакомых или друзей.

– Это «тройная» страховка: арендатор может меняться, а хозяином бизнеса остается иностранный гражданин. Сам доверчивый знакомый может и не подозревать о своем богатстве. А документы у нас в России никто не читает, ставя свою подпись.

Местные жители рассказывают, что отправили в различные ведомства с просьбами проверить китайские поля уже более 50 писем. Однако службы на вопросы «Волгоградской правды. ру» о проблеме местных фермеров отвечать отказались.

– Мы сделали анализы проб земли в ходе рейда с ГУ МВД, поэтому не можем разглашать информацию о результатах, – пояснили в региональном Россельхознадзоре. – Напишите официальный запрос.

Тот же ответ прозвучал и от межрайонной природоохранной прокуратуры. Прокуроры ведомства пояснили, что подобных запросов им вообще не поступало.

Теперь за расследование взялись и региональные СМИ. Вместе с местными жителями они ищут правду о разросшихся в волгоградской области китайских полях.

Нелегалы из Китая выращивают в Волгоградской области помидоры за полторы недели

И никто не может определить, что за «волшебное средство» они используют

Китайцев называют муравьиным племенем. И не потому, что в Поднебесной их миллиард. А потому что здесь, в волгоградских степях, незаконные мигранты из КНР живут в вырытых ими подземных домах-муравейниках. А трудится эта орда в теплицах, где выращивает с помощью китайской «химии» томаты-акселераты. Всю правду о том, как выращиваются овощи нелегалами в Волгоградском регионе, узнавали корреспонденты «Вечернего Волгограда.ру»

Под Волгоградом существуют целые «деревни» мигрантов. Их регулярно накрывают сотрудники регионального УФМС, нелегалов выдворяют за пределы России, но меньше их не становится. Между тем незаконная миграция создает целый клубок социальных, экологических и экономических проблем.

Сколько всего нелегалов в регионе, не знает никто. Эксперты говорят о тысячах. Так, по данным правительства Волгоградской области, в среднем за год в регионе трудится от 30 тыс. до 40 тыс. граждан из стран СНГ. При этом у 1500—2000 иностранных граждан и лиц без гражданства выявляются нарушения при осуществлении трудовой деятельности. Официально же с начала года в нашей области было выявлено 715 незаконно находящихся в России лиц. Львиную долю незаконных мигрантов на территории региона составляют граждане Узбекистана и Поднебесной, «бронзу» в совсем мизерном количестве удерживают уроженцы Таджикистана.

«Китайцы жилища выкапывают прямо в земле, – рассказывает Алексей Солохин, начальник отдела иммиграционного контроля УФМС по Волгоградской области. — Дно ямы утепляют настилом из досок или соломы, а пространство этой норки — полиэтиленом или одеялами. Готовят на плитке с газовым баллоном, делают вытяжку для дыма. Причем делают хитро, выхлоп никогда не находится рядом с жилищем, часто дымок «курится» в 100—200 метрах от места обитания.

Нелегалы могут жить в своих домах-норках круглый год. У китайцев есть и еще одна особенность — «бригадиры», или «смотрящие». Это уроженцы КНР, получившие российское гражданство. На дорогих авто в белых костюмах они ездят по помидорным плантациям, проверяют ход работ. Иногда выполняют и карательные функции.

«Основной приток граждан Китая в Волгоградскую область, как правило, происходит с Дальнего Востока, — продолжает Солохин, — причем приглашающей стороной выступают одни и те же фирмы-однодневки. Почему они не попадают в поле зрения правоохранителей, для меня загадка».

«Химические» томаты

Говорят, что китайцы могут ввезти в карманах трактор и на месте его собрать. Но трактор – это полбеды. Вместе с гражданами из КНР сюда едут семена и загадочные химикаты, благодаря которым у томата от завязи до созревания проходит около полутора недель.

«В прошлом году обратил внимание, что у мигрантов руки красные, — рассказывает Солохин. — Через переводчика спрашиваю, мол, что это. А он подводит к ведру, окунает туда зеленый помидор и отвечает, что завтра этот помидор будет красным. Это вещество, которое позволяет созревать за сутки. Представляете, а потом мы все это едим!? К сожалению, процесс доказывания нанесения вреда здоровью именно этим веществом или удобрением сложен. В прошлом году взяли образцы почвы, воды и пытались провести исследования, что же это за вещество. Наши коллеги из криминалистической службы такими методиками не обладают. Роспотребнадзор по региону эти исследования не проводит. Мы нашли организацию, которая проводит подобный анализ, но… за деньги. В бюджете на это денег не заложено, а исследование недешевое, один анализ почвы или воды порядка 5—10 тысяч рублей».

Так что же это за волшебное средство? Год назад специалисты ФГБУ «Россельхозцентр по Волгоградской области» не смогли ответить на этот вопрос, сославшись на отсутствие оборудования. За год ничего не изменилось.

«Вещества, что используют китайцы, наша станция защиты растений даже проверить не может, — рассказывает старший научный сотрудник сектора экологической мелиорации органо-почвенных технологий ГНУ НИИММП Россельхозакадемии Виктор Михайлович Кононов. – Особенно к применяемой химии чувствительны овощи — их корневая система не успевает переработать так активно добавляемые удобрения. В итоге все это уходит в растение, а оттуда в организм человека. Все эти нитраты, пестициды и стимуляторы роста могут привести к болезням крови в нашем организме.

По словам эксперта, в земле эта «таблица Менделеева» разлагается около трех лет, поэтому должна быть система очистки поля севом растений, которые восстанавливают микрофлору почвы. Это топинамбур или наши степные травы, например донник или люцерна. В советские временам люцерны в области высеивалось около полумиллиона га. Сейчас же этого никто не делает. «Есть и еще одна проблема — тысячи квадратных метров пленки от теплиц, которые мигранты бросают в нашей земле и которая потом заражает почву. Для решения всех этих проблем нужен жесткий контроль со стороны станции защиты растений», — подытожил Кононов.

Устранение конкурентов

«Нелегалы приезжают к нам, чтобы заработать денег побольше и побыстрее, — рассказывает председатель комиссии областной общественной палаты по АПК Сергей Бельский. — Что они для этого делают? Берут землю, щедро «удобряют» ее пестицидами, другими химикатами, не всегда разрешенными нашим законодательством. Используют стимуляторы роста. Трудозатрат — минимум, урожая — максимум. За лето нелегалы получают 3—4 урожая, а наши дачники и сельхозпроизводители получают один урожай, не разгибая при этом спины.

При этом за счет дешевого, практически рабского труда и «химии» они отчаянно демпингуют, уничтожая добросовестных местных производителей на рынке».

«Я даже не знаю, остались ли на рынке наши производители томатов при таком положении дел, — рассуждает фермер, овощевод из Среднеахтубинского района Александр Соловьев. — Если у честного добросовестного производителя томатов себестоимость продукции будет где-то 25—30 руб за 1 килограмм, то у нелегалов 3—10 руб. Плюс урожайность у них в 4 раза выше из-за «химии». Кто ж выживет при такой конкуренции? Причем они хитрые такие. Как-то один фермер купил у китайца чудо-семена. На первый год они взошли, но урожайность была выше обычной в 2 раза. А на второй год взошло только 20%. Так вот тихой сапой они убивают конкурентов. В области работает 8—10 бригад, сотни гектаров покрыты пленкой. Это серьезная проблема, и если Россельхознадзор не ужесточит контроль, я не знаю, что мы будем с вами есть».

Головная боль УФМС

Так куда же деваются нелегалы? Раньше они размещались в спецприемниках полиции, а с 1 апреля их размещение до разбирательства и выдворения — головная боль УФМС. Сейчас в Краснослободске открыт Центр временного содержания нелегалов, рассчитанный на 52 места. В мае начнется реконструкция большого центра на базе 18-й больницы в Дзержинском районе. Этот центр будет рассчитан на 150 мест. За то время пока нелегалы находятся в центре, их содержит государство. Фактически и отправку домой незаконных мигрантов тоже берет на себя бюджет (а, например, только один билет до Китая стоит порядка 50 тыс. рублей!). Более того, есть и такие ушлые нелегалы, кто успевает в течение 10 дней, которые закон дает на обжалование решения суда о выдворении, вылететь домой, вернуться и снова встать на миграционный учет и проскользнуть в Россию.

Мигранты и правда как муравьи — незаметная трудящаяся орда, живущая по непонятным нам правилам. Еще ни одна цивилизованная страна не смогла решить эту проблему. И весь вопрос, по какому пути мы пойдем: по европейскому, где мигранты теснят коренное население, или американскому, где все сплелось в один пестрый котел? В любом случае начинать нужно уже сейчас, потому что потом будет поздно….

Волгоградские фермеры: Там, где выращивают овощи китайцы, земля сгорает за два года

Таинственная «овощная» зараза в Европе всколыхнула Россию . Одни с огурцов и картошки срочно перешли на морковь и репу, другие загневались: чего де мы за границей овощи закупаем, неужто на бескрайних российских просторах такого добра не хватает?

Волгоградская область одна из первых дала ответ: «Накормим овощами всю Россию» (подробности здесь). Вот радость-то: наступает золотой век для волгоградских овощеводов. Звоним в область с поздравлениями и расспросами, а на том конце провода только горькое разочарование.

– За один год не исправишь того, что скатывалось в яму много-много лет. Лучше приезжайте, – пригласил нас Андрей Болотников, овощевод из Городищенского района. – Сами посмотрите.

Трактор из советского кино

На повороте в небольшое фермерское хозяйство в 40 га меня встречает улыбающийся мужчина. То ли желтая футболка способствует, то ли солнце яркое, но совсем не похож Андрей Борисович на забитого жизнью овощевода.

Болотников вместе с женой Ниной был у самых истоков фермерства. В 1992 году взяли пай сначала в Винновке, затем перебрались под Ерзовку в Городищенский район. Бывший чиновник (работал госинспектором) с трудом представлял, во что ввязывался.

– Теперь я уже могу по внешнему виду сказать, чего растению не хватает, какая у него болячка и когда следует обработать удобрением, а тогда шли методом проб и ошибок.

Хозяйство Болотникова : пять вагончиков, веранда, небольшой трактор – такие показывают в советских фильмах про ударников труда или в российских, когда пьяный мужик на нем по селу гоняет.

Андрей Болотников – своему железному коню: – Ну, вот мы и отвоевались… Фото: Андрей МИРЕЙКО

– Взяли его еще в 92-м году, – опережает вопрос Андрей. – До сих пор поменять не можем: новый стоит миллиона полтора. А о французских игрушечных даже не мечтаем. Неподъемные суммы.

– А как же кредиты?

– Какие кредиты? Получить их в сельхозбанке очень сложно. Требуют гарантий, а какие у меня гарантии? Старая техника? Будущий урожай? Под это не дают. А если обычный потребительский, то не устраивает справка о доходах. У нас нет стабильного заработка – лишь сезонный. К тому же на бумагах один процент, а реально – намного выше: насчитывают комиссии за оформление, обслуживание и кучу всего прочего. Может быть, хозяйства покрупнее и пользуются этими льготными кредитами. А остальным невыгодно. Выкручиваемся сами. Занимаем весной у знакомых под 3 – 5 процентов. Осенью отдаем. Тут друг пошутил, мол, ты Андрей, как парашютист, прыгающий с 9 этажа и открывающий парашют перед самой землей.

А занимать приходится много. Болотников по полочкам раскладывает свою калькуляцию.

– Первые траты – семена. Из 40 гектаров обрабатываем 20. Остальные под пары ставим. Да и много сажать не рискуем. Засеять эту площадь уходит 220 тысяч рублей. Берем голландские гибриды, дорогие.

– А как же наши? Они же дешевле.

– Волгоградские семенные хозяйства давно позакрывались, осталась мелочевка. В прошлом году друг-фермер решил сэкономить, купил на Козловской местные семена. Брал один сорт, взошло 5 – 6 разных видов. Урожая не было. В итоге остался в долгах на зиму.

Вторая статья расходов – солярка. На участок Болотниковых уходит примерно 2 тонны. По 25 рублей литр – 50 тысяч.

– Плюс в этом году своему трактору капремонт сделал – вот тебе 50 тысяч. На удобрения – 50, на ядохимикаты против вредителей и прочей гадости – 45. Иногда и больше. Электроэнергия в этом году поднялась с 3,5 рубля за киловатт до 5 рублей, вода, рабочая сила, – продолжает считать Болотников. – Вот тебе и 750 тысяч. А если год хороший, заработаем около миллиона. Получается – минус расходы – на двоих 250 тысяч в год. Разве это деньги?

Да, 10 тысяч в месяц на человека – совсем не густо…

Трезвый русский лучше любого таджика

– Сельское хозяйство – дело рисковое. В прошлом году из 6 га помидоров дали урожай только полтора гектара – остальное сгубила жара. В этом появился жук, который может повредить рассаду, – и Андрей Борисович на ходу ловит жужжащего вредителя. Тот пытается сопротивляться, но бесполезно. От изучения маленького врага отвлекают рабочие.

– Нам еще два мешка надо, – человек с тяпкой разгибается. Вместо привычного на полях таджикского лица – русское.

– Привезу, Сергей. Я от иностранцев отказался, – уже ко мне обращается овощевод. – Точнее, мне отказали. Четыре года назад привез по квоте людей. Они пришли готовить поля к посеву на два дня раньше указанного в бумагах срока. В итоге назначили штраф сорок тысяч. На следующий год квоту не дали. Так что нанимаю русских.

Читайте также:  Петр иванович выращивает морковь лук и свеклу каждый овощ

– У меня работают постоянно две семьи. Я их на свалке нашел – обычные бомжи. Поговорил с ними, разъяснил, что к чему. Живут все лето тут же в вагончиках: я их кормлю, одеваю. Плачу в конце сезона из расчета 250 – 300 рублей за день.

И труженики дружно кивают мотыгами: тюк-тюк-тюк. Не стук, а песня для фермера.

Правда, это скорее исключение, а не правило. Овощеводы предпочитают нанимать рабочих из ближнего зарубежья.

– Я пробовал брать русских – бесполезно и бессмысленно, – делится своим опытом Андрей Костецкий, 29-летний овощевод. – Отправляю их на поле, вечером рассчитываюсь. На следующее утро их уже нет. Уходят в запой на несколько дней. Поэтому и приходится заполнять кучу бумаг и заказывать мигрантов. Но в этом году еще сложней. УФМС назначило квоту – 1 человек на гектар. А мне только на прополку надо в несколько раз больше.

– Сельское хозяйство – дело рисковое. В прошлом году из 6 га помидоров дали урожай только полтора гектара – остальное сгубила жара. Фото: Андрей МИРЕЙКО

Сегодня по два рубля, а завтра по 30 копеек

Но самая большая головная боль – как реализовать урожай. Вот мы и подобрались к настоящей «овощной» проблеме. Есть в России огурцы и редиска. Полно. Только вот продать их непросто. Если крупные хозяйства работают напрямую с консервными заводами и оптовиками из Москвы , то представители малого бизнеса отдают урожай перекупщикам. Самим заниматься еще одним бизнесом просто некогда. А с посредниками – невыгодно.

– Три года назад раннюю капусту отдавали по полтора рубля за килограмм – ниже себестоимости. А позднюю оставили на полях – использовали ее как силос. Так же было и с помидорами. Начиная сеять, никогда не знаешь, по какой цене будем сдавать, – объясняет Болотников.

Половина его урожая идет в другие области – приезжают оптовики на фурах. Половину же овощеводы сдают на оптовую базу « Жигули ».

– В этом году капуста идет по 7 – 8 рублей за килограмм. Чем дальше от города хозяйство, тем дешевле берут – знают, что фермеру деваться некуда, – дает расклад на этот год Андрей. – На самой базе ее продают уже по 10 рубликов, а пока довезут до розничного рынка в этом же районе, цена увеличивается в два раза, если не больше. А иногда, чтобы сбить цену, сговариваются: завозят товар из Азербайджана , а у крестьян берут по цене в два раза меньше.

Раньше у овощеводов был рынок «Ротор» – туда волгоградские фермеры приезжали на машинах и продавали свой товар. Траты – только на бензин. Сейчас такого места в городе нет.

– Мы пытались заехать на рынки города – от ворот поворот. Русских очень мало торгует. Да и за место платить дорого – полторы тысячи в месяц плюс сто – двести рублей каждый день. У нас за последние годы многие друзья сократили наделы. Слишком большой риск. Тем более китайцы не дают работать.

Овощеводство по-китайски

После того как китайцев вытеснили с вещевых рынков в Москве, они занялись овощеводством. Схема простая. Приезжают в регион, просят какого-нибудь дедулю взять в аренду участок, платят ему. Ставят теплицы, сажают помидоры. Семена везут из Китая , оттуда же удобрения. Какие именно – неизвестно. Но от них все растет как на дрожжах, и урожай раза в два-три больше обычного. Только что содержит такая помидорка или лучок? Никто не знает. Официально китайцев не существует (легальных хозяйств на всю Волгоградскую область наберется не больше пяти), так что проверки им не страшны. Всегда есть возможность договориться. И незнание языка не помеха. А земля, обработанная китайцами, сгорает за два года – после суперурожаев на ней еще лет пять ничего не растет. Китайцы же находят нового дедулю и принимаются за новый участок.

На помидорку, выращенную на селитре и пестицидах, тоже найдется свой покупатель. Фото: Андрей МИРЕЙКО

– Если все останется как есть, все овощи будут выращивать нам китайцы. Обратно будете ехать, загляните к ним, – советуют нам Андрей с Ниной.

Так мы и сделали. Свернули к белеющим, как парус, теплицам. Из-под кусков порванной пленки виднеются крупные томаты – едва розовые. Сезон только начинается.

– Сего надо? – встречает нас китаец на пятачке перед теплицами.

Вокруг, кроме рыжей собаки, ни души. Все, как по команде, попрятались в грязные вагончики.

– Томат нужен. 2 – 3 тонны, – выдаю я себя за покупательницу.

– Рано есе, – но глазки у продавца уже загорелись.

– А если подумать, издалека едем, очень надо.

– Семидисят, – испуганно машет руками китаец.

– Дорого, цену сбавляй, оптом будем брать.

– А сертификат на товар есть?

– Часто будем брать.

– Засем сертификат, шесисят бери.

От столь соблазнительно предложения – 60 рублей за килограмм – мы отказались. Цена непомерно высока даже для китайцев. Но сейчас в Волгоградской области пока не сезон. Почти все, что есть в магазинах и на рынках – турецкого происхождения. Но в уже в июле стоимость пойдет вниз. И на помидорку, выращенную на селитре и пестицидах, найдется свой покупатель. Ведь по виду она ничем не отличается от экологически чистого продукта. Так что товар пойдет на ура. Только это «ура» больше похоже на похоронный марш по местному овощеводству.

– А вы можете написать, что мы участок продаем? – попросил меня в конце нашей встречи Андрей Болотников. – Надоел этот экстрим . Землю я люблю. Но просто устал. Невозможно работать, когда не знаешь, что будет завтра.

Можем, Андрей Борисович. К сожалению, вы не первый. Когда обзванивала овощеводов, чтобы узнать про житье-бытье, многие извинялись.

– Мы уже этим не занимаемся. Хочется видеть результаты своих трудов, а не смотреть, как на полях гниют тонны лука, помидоров и огурцов.

Кстати

Какой смысл в льготах?

Для фермеров действительно существуют специальные программы поддержки. Только воспользоваться ими могут немногие. Чтобы собрать и оформить все документы, нужны юристы, бухгалтера, которых у небольших хозяйств просто нет. Самостоятельно же ездить в разные инстанции – слишком дорого.

– Я оформлял льготу. Дали мне в итоге 8 тысяч, на бензин же я потратил порядка десяти, пока ездил туда-сюда заполнять документы, – говорит Геннадий Шевяхов, фермер с 20-летним стажем. – И какой смысл в этой льготе? Объясните…

Там, где выращивают овощи китайцы, земля сгорает за два года. Андрей МИРЕЙКО

Алюминиевые огурцы с брезентовых полей. Как отличить китайские химпродукты от нормальных овощей

На днях в Екатеринбурге открылся очередной российско-китайский форум: Поднебесная входит в число наиболее приоритетных международных партнеров Свердловской области. Но пока власти на высшем уровне договариваются об открытии совместных производств, китайцы уже осваивают наши территории.

Сколько гектаров свердловской земли находится сейчас под управлением китайцев, в земельном комитете областного Россельхознадзора сказать затрудняются: фермы (а жители КНР на Урале занимаются в основном сельским хозяйством и лесозаготовками) оформлены на местных предпринимателей. Одно можно сказать с точностью: китайские теплицы занимают не менее 300 га практически в каждом районе Свердловской области. Китайские теплицы стоят в Красноуфимском, Белоярском, Полевском, Ачитском, Невьянском, Сысертском, Байкальском, Слободо-Туринском, Тугулымском, Режевском районах области.

Сотрудники Россельхознадзора каждый год устраивают показательные рейды. В 2014 году 66.RU писал о таком мероприятии в селе Аятском: под вполне себе русским названием в ООО «Селяне» трудились китайцы, выращивая овощи в 15 теплицах по 1000 кв. м.

Тихая колонизация. Репортаж из китайского колхоза в уральском селе

В 2016 году проверяли теплицы под Режом: там, в селе Останино, уже несколько лет растут и ширятся китайские плантации.

Выращивают китайцы на уральских землях все — от огурцов до арбузов. За год снимают несколько урожаев. Технологии при этом используют привычные — китайские. А что это за технологии, можно понять по такому факту: в самом Китае сегодня около 40% пахотных земель уже выведено из сельскохозяйственного оборота — удобрения и ядохимикаты, используемые для повышения урожайности, убивают землю.

После китайского земледелия остается ржавая растрескивающаяся земля. Пару десятков лет ее нельзя будет использовать для выращивания сельхозкультур.

«Отработав» один участок земли, китайцы переходят на следующий. Что остается на прежнем месте, можно узнать из сообщений земельного надзора. Вот одно из них, от 6 июля этого года: сотрудники комитета обследовали несколько участков в Красноуфимском районе.

Из сообщения отдела земельного надзора Россельхознадзора Свердловской области:

Такая же картина наблюдается и в Тугулымском районе: здесь, в деревне Гилева, располагаются «вегетационные сооружения (теплицы), используемые для выращивания плодоовощной продукции». «По всему участку выявлено захламление: размещаются поленницы колотых дров, кучи срезки, бревна, доски, ржавые металлические бочки, трубы, проволока и другие металлические изделия. Обнаружены вырытые в почве ямы, куда сбрасываются бытовые отходы. Местами имеются кучи полиэтиленовых мешков и пленки, брошенные транспортные единицы. В южной части участка из необрезных досок и срезки построены сараи», — сообщают сотрудники отдела.

Каждое нарушение фиксируется и передается для рассмотрения в соответствующие инстанции. Кроме того, сотрудники Россельхознадзора берут пробы для проведения исследований на содержание остаточных количеств пестицидов и тяжелых металлов в почве.

Находят всякое. Например, на одном из участков под Нижним Тагилом (Горноуральский городской округ) в результате плановой проверки обнаружили загрязнение земель.

Из сообщения отдела земельного надзора Россельхознадзора Свердловской области:

За нарушения предприятия облагаются штрафами, которые на первый взгляд кажутся немаленькими — суммы доходят до 100 тыс. руб. и больше. Вот некоторые наиболее распространенные нарушения:

  • захламление территории остатками древесных материалов;
  • перекрытие земельного участка лесоматериалами;
  • невыполнение мероприятий по защите земель и охране почв от ветровой, водной эрозии и других процессов негативного воздействия на окружающую среду;
  • ввоз подкарантинной продукции (семян томатов и других культур) по поддельным документам;
  • отсутствие условий для фитосанитарного надзора и проведения мероприятий по контролю указанной продукции;
  • нарушение требований законодательства об охране труда;
  • нарушение требований о безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами в сельхозпроизводстве;
  • превышение в несколько раз допустимой нормы содержания в почве веществ, способных вызвать серьезное, в том числе смертельное, отравление человека;
  • применение гексахлорциклогексана, использование которого запрещено на территории России;
  • попадание в урожай вещества дельтаметрина, обладающего нейротоксическим действием.

Но даже высокие штрафы — мера недейственная. «Они платят эти деньги — и отбивают их буквально за пару дней», — поделился в частной беседе с корреспондентом 66.RU сельхозпроизводитель, пожелавший остаться неназванным.

Свердловский Роспотребнадзор регулярно проводит исследования плодоовощной продукции на содержание в ней вредных веществ.

Анна Ожиганова, специалист-эксперт управления Роспотребнадзора по Свердловской области:

4% — цифра не самая страшная. Однако стоит отметить, что у специалистов химико-токсикологической лаборатории службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору есть только определенные маркеры — и они способны выявить лишь 5-6 препаратов, разрешенных в России. А что используют китайцы — тайна: удобрения не имеют российской маркировки, все надписи — иероглифами.

Как пояснил Илья Бондарев, генеральный директор УГМК-Агро, только 23% овощей, выращенных в нашей области в закрытом грунте, производятся с соблюдением всех технологий.

Илья Бондарев, генеральный директор УГМК-Агро:

— Свердловская область входит в пятерку субъектов, которые потеряли тепличные хозяйства в период перестройки. По расчетам министерства АПКиП СО для полного обеспечения жителей области своими овощами необходимо построить еще минимум 60 га теплиц.

«Правильные» теплицы — дело затратное. Так, общая стоимость строительства первой очереди инновационного тепличного комбината в пос. Садовый, с учетом энергоцентра, составила 5,3 млрд рублей.

К слову, удобрения (в том числе нитраты) вносят во всех теплицах — иначе овощи просто не вырастить. Но это как в известной поговорке: любое лекарство — это яд, а любой яд — лекарство, все дело в дозах.

Оксана Тягунова, главный агроном АО «Тепличное»:

— При выращивании на малообъемных технологиях, которые используются в современных теплицах, можно контролировать поступление веществ в плоды. Раствор, который подается для подкормки растений, сбалансирован по количеству макроэлементов. Больше, чем есть, плоды просто не могут впитать — неоткуда. Соответственно, вредные вещества в них не накапливаются.

Нитраты в небольших количествах не страшны — они есть и в растениях, ничем никогда не удобряемых. Умеренную дозу нитратов наш организм способен переварить без последствий для здоровья. Но если доза превышена — условно безопасные нитраты под воздействием ферментов превращаются в крайне вредные нитриты, которые — если сказать коротко — нарушают питание клеток кислородом.

Определить, какой овощ лежит на прилавке — с повышенным содержанием вредных веществ или нет, — довольно сложно. Но некоторые правила есть.

Мы составили для вас небольшую фотоинструкцию.

Выбирая томаты, надавите на плод пальцем. Если кожица треснула — берите без опаски: вредных веществ в таких помидорах нет. На нитратных томатах останется вдавленный след, но никаких трещин при этом не будет.

Идеальная форма и глянец — верный признак химии. Как и размеры: особо крупные плоды, скорее всего, выросли такими с посторонней помощью. Так что берите овощи стандартного размера. Чтобы определить свежесть огурца, надо смотреть на его упругость и на состояние бугорков: они должны быть острыми и целыми.

Цвет моркови должен быть однородным, без вкраплений желтого или зеленого.

Чтобы проверить качество картофеля, надавите на него ногтем: хрустит — значит, вредных веществ не содержит. Зеленоватые пятна на корнеплоде говорят о том, что для его выращивания применяли химикаты.

Черные точки и пятнышки на листьях капусты — верный признак грибка, который любит почему-то именно нитратные плоды.

Вот такой кабачок — некрупный, с ровным окрасом — можно брать спокойно: нитратные кабачки будут ярко-зелеными у плодоножки.

Специалисты Роспотребнадзора не советуют приобретать продукты в киосках, палатках, на уличных рынках — как правило, именно туда попадают овощи, выращенные на китайских фермах. А при покупке овощей в магазинах следует хорошо изучить маркировку — предпочтение лучше отдавать известным региональным производителям — это, к примеру, челябинский агрокомплекс «Чурилово», верхнепышминское хозяйство «Тепличное», тюменская «Ритза».

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.

Ссылка на основную публикацию