Я выращиваю алюминиевые огурцы на брезентовом поле

Этимология алюминиевых огурцов В. Цоя

Вообще-то этимология – это некоторое действие в отношении истинного значение слова. Песня группы «Кино» «Алюминивые огурцы» настолько белебердична, что определение каждого слова менее актуально, чем вся конструкция из слов песни. Ибо огурцы – это огурцы (некое живое, растение), а алюминий – это алюминий – вещество, металл. То есть объектом нашего исследования будут предложения, строки.
Текст, уверен, большинству читающих – знаком. Поэтому мы будем давать интерпретацию после одной-двух строк песни. Поехали!:

«Здравствуйте, девочки!
Здравствуйте, мальчики!»

Это приветствие. Автор приветствует детей.

»Смотрите на меня в окно
И мне кидайте свои пальчики, да»

Автор желает, чтобы его видели и увидели. Окно – прозрачный проем типа прямоугольник между домом и улицей. Улицы бывают только там, где есть дома. Сюда годятся любые из известных вариантов поселения людей – деревни, села, города, мегаполиса. Потому что выше названные не обходятся без домов и улиц. Вопрос о кидания пальчиков на первый взгляд странен, но… Первое, что мы должны учесть – время создания, а точнее появления, песни. Второе – возраст автора. Первое – 1982 год. Второе – Виктору Цою тогда было 20 лет. Кидание пальчиков с одной стороны означает простое приветствие. То есть автор в своем восприятии желает наблюдать процесс мелькания ладоней с пальчиками молодых людей. Что может указывать о комплексе власти и почета (а кто из читающих это не мечтал бы о таком?). Потом мы вспоминаем другие времена – лихие 90-е. И «кидать пальцы», «распальцовка» и пр. – имело уже совсем другие смыслы. Более определенные и конкретно понятные.
Сделаем маленькое отступление и скажем, что Виктор Цой, как поэт (а поэт в современном мире – тот же пророк) был до глубины своей проницателен.
Мы разумеем, что смысл его песен еще долго будет прорабатываться людьми.
Открытым остается момент окна. Точнее образ окна. Автор может быть по ту и по эту сторону стены (вспоминаем pink floyd(The wall).

»Ведь я сажаю алюминиевые огурцы а-аа
На брезентовом поле»

Здесь мы видим процесс. Автор уже вне домов и стен. Он на поле, территории, где сажает «алюминиевые огурцы». Это странное словосочетание совмещает металл и растение. Алюминий и огурцы. В нашем сознании это походит на какие-то снаряды, которые нужно придать земле. Живая материя (огурцы, еда, пища) плюс алюминий (недра земли) совмещаются, соединяются в некое единое. В нем сосуществует триединство живого, неживого и небытия. Это революционно, точнее это акт постижения современного мира. И вспомним о времени – 1982 г.

Я сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле.

Ранее мы обратили внимание на землю, но автор делает уточнение – брезент. Органическое вещество. То есть, видимо, автор мыслил экологически и не желал загрязнять плодородную почву. Брезент – материал для палаток, парашютов и пр. Соответственно – продукт человеческой деятельности. Типа – «Изготовил? Похорони в изготовленном!». Действительно, сложно не согласиться с тем, что утилизация опасных для жизни вещей не должна касаться жизни.

Следующий вопрос. А почему огурцы, а не помидоры или арбузы? Тут же всплывает фрейдистская психология. Фаллическая символика связанна у автора с мощным, агрессивным техническим прогрессом. Очевидно в двух строках В.Цой объясняет нежизнеспособность и ничтожность (не в смысле малого, но в смысле нарастающего НИЧТО) данного процесса. Это итог западноевропейской культурной сублимации.
Попросту – не туда пошла энергия живого. Живая энергия. Жизнь.
Далее:

»Три чукотских мудреца
Твердят, твердят мне без конца:
Металл не принесет плода,
Игра не стоит свеч,
А результат – труда.»

Теперь становятся ясными эти строки. Возникает образ чукотских мудрецов. Если честно, мы не видим его, поскольку мудрость в Чукотке ассоциируется не с мудрецами, а с шаманами. Мудрец – это что-то европейское. Тем не менее В.Цой избегнул уточнения, совместив функциональность и тех и тех в нечто единое. В сознании поэта нет разницы между шаманами, знахарями, мудрецами и т.д. Это категория людей, которая как бы отслеживают общую ситуацию вокруг. И в данном смысле Виктор Цой является этаким «шаманом». Иначе зачем было сочинять эту песню? Последующее его творчество подтверждает его кровную азиатскую связь с европейской мудростью через русское слово.

Но я сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле.
Я сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле.

Злое белое колено
Пытается меня достать.

Интересный образ – белое колено. Вообще он происходит от «ты довел меня до белого каления». В детстве мы очень часто слышали это словосочетание. Оно указывает, или иллюстрирует психологическое состояние мамы, когда ей становится трудно от шалостей и непослушания. Образ еще более красочный, если представить кузню и кузнеца бьющем по железяке над углями. Сначала доведет до белого каления, потом бьет. Бьет – значит любит.

»Колом колено колют в вены
В надежде тайну разгадать – зачем…»

3К встречаем в первой строки. Колом колено колют в вены. Жертвой этого безжалостного процесса становится кровеносная система. Действительно буква «К» слышится как сухой и равнодушно-циничный приговор. Опять иллюстрируется архетип противоречия жизни и смерти, т.е. бытия и ничто.

»Я сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле.
Я сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле.»

Тут утверждение бытия. Надежда. Как ни коли не бей – жизнь мимо этого. По-нашему – позитивно. И слава Богу.

»Кнопки, скрепки, клепки,
Дырки, булки, вилки»
Если кто усомнился в содержании двух первых куплетов, Виктор Цой закрепляет уходя от общего и, приходя к частностям. Клепки, дырки, вилки и булки и многое прочее, мелкое, рассыпчатое и неважное тоже имеют место быть.
Далее.

«Здесь тракторы пройдут мои
И упадут в копилку,
Упадут туда,
Где я сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле.
Я сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле».

Он, то есть Великий Поэт XX века Виктор Цой, проедется на мощном железном тракторе. Раздавит всю эту пургу и суету. Притом тракторов много. Получит деньги от Хайзеншписе за концерт, купит автомобиль, поедет на рыбалку и разобьется в автокатастрофе в Балтии в 1990г. 15 августа….

Ps Но это не конец. Он все равно будет сажать эти алюминиевые огурцы. Не в землю. На брезент. Вечно.
И слава Богу!

Алюминиевые огурцы на брезентовом поле

«Соккер.ру» вспоминает, как клуб из Севильи выиграл Кубок Испании и добыл путёвку в Лигу чемпионов.

Конечно, четвёртое место – не самое большое достижение «Бетиса». «Зелёные» и чемпионами становились в далеком 1935 году, и Кубок брали в 1977-м, и третьими на финиш приходили не так давно – в 1995-м. Но сезон–2004/05 «зелёной» части Севильи особенно запал в душу. Казалось, что это только начало и вскоре в город потянутся серьёзные трофеи. Они и потекли. Но не на «Бенито Вильямарин», а на «Рамон Санчес Писхуан», где проводит свои матчи «Севилья».

В 2004 году «Бетис» пришёл на финиш девятым, и владелец клуба Мануэль Руис де Лопера счёл подобный результат неудовлетворительным. Команда, в которой были собраны сильные игроки – Хоакин Санчес, некогда самый дорогой футболист мира бразилец Денилсон, отличный опорник Маркос Ассунсао, прошедший «Реал» и «Барселону» Альфонсо Перес, могла бы выступить и лучше. Виктор Фернандес, приводивший «Сарагосу» к победе в Кубке Кубков, получил отставку, как не оправдавший доверия. В Севилью вернулся Лоренсо Серра Феррер. Тот самый каталонец, что успешно тренировал «зелёных» в девяностых – третье место, финал Кубка. После ухода из «Бетиса» Серра Феррер работал в структуре «Барселоны». Именно он заменил уволенного Луи ван Гала. Но не справился с управлением и уступил штурвал Карлесу Решаку.

Мануэля Руиса де Лоперу не смутило, что некогда успешный тренер превратился в «сбитого лётчика». Владелец хорошо знал возможности Серры Феррера, а тому в свою очередь хотелось поправить несколько пошатнувшуюся репутацию. Однако в Испании приглашение Серры Феррера было воспринято как чудачество владельца. Немало серьёзных специалистов сулили новому тренеру провал и скорое увольнение. Сам же «Бетис» сравнивали с вечно зелёным плодом, который зреет, зреет, да никак не созреет.

Здесь тракторы пройдут мои

По рекомендации Серры Феррера были усилены несколько позиций. В атаке появился Рикардо Оливейра, проведший сезон в форме «Валенсии». Ещё один бразилец – атакующий полузащитник Эду – прибыл из «Сельты». Два неплохих игрока должны были оживить Денилсона. В 1998-м «Бетис» купил полузащитника у «Сан-Паулу» за рекордную по тем временам сумму в 23 миллиона фунтов. Но потом об этой сделке пожалели и клуб, и футболист. Бразилец долго привыкал к новой команде, а когда привык, уже не испытывал морального удовлетворения от выступлений за изрядно увядших «огурцов» (вообще-то это прозвище используется только у нас, как и «аристократы» в отношении «Челси»). «Бетис» тоже был вправе обижаться на полузащитника, не отрабатывавшего вложенные в него средства. Когда «зелёные» покидали Примеру, то Денилсона отпускали на побывку во «Фламенго». Потом вернули. Ничего не изменилось. Денилсон вроде бы старался, но КПД его был весьма низок.

Коснулись изменения вратарской линии. В компанию к стареющему любимцу болельщиков Антонио Пратсу и участнику чемпионата мира 2002 года Педро Контрерасу из «Хереса» был возвращён воспитанник клуба – крупный, плечистый Антонио Доблас, которому и суждено было стать основным стражем ворот. Педро Контрерас больше лечился, нежели играл, а у ветерана Тони Пратса игра не пошла. И начинавший сезон третьим вратарём Тони Доблас стал основным стражем ворот.

«Зелёные» играли с тремя центральными защитниками: капитан команды Хуанито – Хуан Гутьеррес Морено, Мелли – он же Хуан Альберто Альварадо и Давид Ривас. Полный тёзка знаменитого француза Луис Фернандес отвечал за левый фланг, но был больше «заточен» на оборону. Правую бровку бороздил игрок сборной Испании Хоакин Санчес, отвергший предложения «Реала», «Барселоны» и «Челси». В центре полузащиты мощный кулак – Хуанхо (Хуан Хосе) Каньяс, Артуро Гарсия Муньос, он же Арсу, и Маркос Ассунсао, пришедший двумя годами ранее из «Ромы». Вместе с другим Маркосом – своим двоюродным братом Сенной из «Вильярреала», этот бразилец получил испанский паспорт. Но, в отличие от своего родственника, этот Маркос за «красную фурию» не играл. Основная пара нападающих – Рикардо Оливейра и Эду.

Теперь о резервистах. Вратари Педро Контрерас и Тони Пратс. Оборону могли усилить Фернандо Варела, темнокожий испанец, точнее, уроженец Экваториальной Гвинеи Бенхамин Сарандона, уругвайцы Алехандро Лембо и Вашингтон Таис, а также полный тёзка вратаря Педро Контрерас. В средней линии очередной шанс получил Денилсон. Часто выходил на поле Фернандо Фернандес, выглядевший куда интереснее дорогого бразильца. Часто удачно выходил Хосе Капитан, он же Капи. Также Серра Феррер мог рассчитывать на Исраэля Баскона и Исмаэля Лопеса, Пабло Ниньо и итальянца Паоло Кастеллини. И, наконец, линия атаки, где присутствовал Даниэль Мартин или просто Дани.

Металл не принесёт плода?

Начало сезона не сулило ничего хорошего. Одно очко в трёх стартовых турах – с новичком «Нумансией». Особенно жёстким был домашний проигрыш «Эспаньолу» 1:4. Потом 2:3 в Памплоне от «Осасуны». Серра Феррер вдруг понял, что Тони Пратс уже не тянет на роль основного. В десяти турах «зелёные» выиграли только два раза и плелись на 14-м месте. Шесть встреч завершились мирным исходом, и не все ничьи были почётными, как в игре с «Реалом», в которой мадридцам пришлось отыгрываться. После этого матча тренер убрал Пратса из ворот и доверил пост номер один его тёзке Добласу. Который волновался, ошибался, но выручал чаще ветерана. Например, в матче с «Барселоной», который андалусийцы выиграли 2:1. Три победы, и «огурцы» уже пятые. В Кубке тоже всё шло хорошо. Правда, соперники попадались неказистые – «Алкаоа», «Кадис», «Мирандес». В чемпионате же случались неудачи – 1:2 в дерби с «Севильей», тот же счёт в Сарагосе. Первый круг «зелёные» завершили на шестой позиции. Но зимой «Бетис» изменился. Стал более агрессивным, забивным. Пропускал тоже немало. Но забивал больше.

И мне кидайте свои пальчики

Аналусийцы сокрушались по поводу двух потерянных в столице Каталонии очков не только из-за обиды. Выиграй «Бетис», и он бы выходил на чистое третье место. А так приходилось делить четвёртое с «Эспаньолом» и «Севильей». Потом последовали ещё два мирных исхода, и «Атлетик» приехал на первый полуфинал к пятой команде Ла Лиги. Ничья 0:0. Потом «Бетис» проиграл дома уже другим баскам – «Сосьедаду» (2:3) и вывалился из зоны еврокубков. Ничья с «Расингом» оставила южан седьмыми. До конца сезона рукой подать, а тут сплошные неясности – что в чемпионате, что в Кубке. Причём скорее «нет», ибо в чемпионате предстояли сложные игры с «Севильей» и «Сарагосой» на «Бенито Вильямарин», и с «Атлетико» и «Мальоркой» в гостях. «Атлетик» тоже выглядел фаворитом полуфинала. Ведь ответная встреча проходила на «Сан-Мамесе».

Какой же нужный гол забил Оливейра в ворота «Севильи»! Точный удар бразильца остался неотмщённым. Появилась надежда что-нибудь отхватить в Ла Лиге. Но сначала нужно было побороться в Бильбао. 120 минут изнурительного матча принесли те же нули, что и в Севилье. Гости доигрывали без капитана – Хуанито выгнали с поля на 119-й минуте.

Дело дошло до пенальти, и первыми удары наносили хозяева. Бесхитростно пробил свеженький Асиер Дель Орно – Тони Доблас без особого труда бедром отбил удар баска. Вратарь «львов» Иньяки Лафуэнте угадал, куда будет бить Маркос Ассунсао. Да поди ж отбей мяч, пущенный с такой силищей. Франсиско Йесте засадил мяч под перекладину, а Рикардо Оливейра пробил куда-то на трибуну. Счёт снова равный. Доблас «пощекотал» мяч, пущенный Тико, но не удержал – 2:1. Хоакин пробил рискованно. Но победителей не судят – 2:2. Пабло Орбаис вколотил мяч в ворота, как гвоздь в стену – 3:2. И Денилсон хоть на что-то сгодился, корявеньким, но точным ударом сравнял счёт – 3:3. Андони Ираола – без шансов для Добласа. Лафуэнте корчил рожи и показывал Алехандро Лембо язык. Не помогло. Уругваец не обратил внимания на отвлекающий манёвр – 4:4. Пошла вторая серия, до промаха. Сантьяго Эскерро пробил туда, где мяч поджидал Тони. А Луис Фернандес едва не порвал сетку за спиной Лафуэнте – 4:5, и «Бетис» вышел в финал. Туда же пробилась и «Осасуна», взявшая верх над «Атлетико».

Читайте также:  Как выращивать артишоки и когда собирают урожай артишоков?

Как раз с «Атлетико», причём в Мадриде, «зелёным» предстояло играть в 36-м туре. Воодушевлённые кубковой победой южане выиграли и эту встречу. Оливейра извинился за промах в Бильбао двумя забитыми мячами. «Бетис» уже пятый. У «Вильярреала» на три очка больше, у «Севильи» – на одно. Но при удачном выступлении в двух последних турах «Бетис» мог стать третьим. А мог и остаться ни с чем. «Эспаньол» дышал в спину, да и «Валенсия» могла достать.

Оливейре понравилось забивать по два мяча. На этот раз он положил парочку в ворота «Сарагосы», а его команда выиграла 3:2. «Севилья» же потеряла два очка в Мадриде в игре с «Хетафе», и два городских клуба поменялись местами.

В последнем туре «Бетис» играл в Пальме-де-Мальорке, а «Севилья» принимала ещё одних соседей – «Малагу». После гола Ассунсао «зелёные» упрочили своё преимущество в заочном споре. «Бело-красные», напротив, пропустили за 15 минут до конца. Потом ещё один мяч, и «Севилья» отказалась от претензий на билет в Лигу чемпионов. А «Бетис» даже позволил «Мальорке» отыграться, чем помог островитянам сохранить место в Ла Лиге. «Зелёные» заняли четвёртое место и завоевали путёвку в Лигу чемпионов. Впервые. А перед началом сезона многие аналитики, подобно трём чукотским мудрецам из песни «Кино», твердили, что «игра не стоит свеч, а результат – труда».

Но оставался ещё кубковый финал, который выдался очень напряжённым и тяжёлым. «Осасуна», впервые в истории подобравшаяся к трофею, оказала отчаянное сопротивление. Только на 74-й минуте Оливейра в падении протолкнул мяч в ворота памплонцев. Но радоваться было рано. Удачно вышел на замену австралиец Джон Алоизи. Рослый форвард дотянулся до мяча раньше Добласа и сравнял счёт. Пришлось играть ещё полчаса. И тут-то сказал своё слово нечасто забивавший Дани. Вместо напрашивавшейся передачи на Оливейру, он взял да пробил с острого угла – 2:1. Концовка выдалась бурной. Едва не дошло до массовой потасовки, но «Бетис» дотерпел, а Мадрид, где проходил финал, окрасился в зелёный цвет.

Рикардо Оливейра забил 23 мяча только в чемпионате и стал третьим в списке бомбардиров. Это был лучший сезон бразильца, игравшего потом в разных командах, в том числе и в «Милане». Хуанито и Хоакин вошли в символическую сборную чемпионата. За последнего Роман Абрамович был готов заплатить любые деньги. Отказал Тореадор владельцу «Челси».

Но в следующем сезоне «Бетис» провалился в Ла Лиге. Только 14-е место. Подтвердить полномочия владельца Кубка не получилось. Дошли до четвертьфинала. В Лиге чемпионов побарахтался. Прошёл «Монако» в квалификации, стал третьим в группе после «Ливерпуля» и «Челси». В Кубке УЕФА был пройден «Алкмар», но в 1/8 финала на пути возник «Стяуа». И всё.

Лоренсо Серра Феррер после тяжёлого и неудачного сезона сложил свои полномочия. Больше ему не удалось собрать «алюминиевых огурцов с брезентового поля». Сбором урожая занялись соседи из «Севильи». А в жизни «Бетиса» начались приключения, которые продолжаются до сих пор.

Отметим, что ранее «Соккер.ру» подробно рассказывал о ветеране «Бетиса» Хоакине Санчесе, поучаствовавшем в успехах команды в сезоне-2004/05.

Смысл песни Алюминиевые огурцы — Виктор Цой

Песня «Алюминиевые огурцы» входит в первый альбом группы «Кино» «45», выпущенный в 1982 году. В советские годы студентов периодически отправляли на так называемую «картошку». Виктор Цой во время учёбы также ездил на уборку колхозного урожая.

Фанаты и в наши дни предпринимают попытки найти тайный смысл песни Алюминиевые огурцы, ищут подтексты, хотя сам певец говорил: «Алюминиевые огурцы» — это чисто фонетика, и, может быть, какие-то ключевые моменты, не связанные между собой и имеющие задачу вызвать ассоциативные связи. Фраза совершенно не имеет смысла. Эта песня — попытка полного разрушения реальности, какого-либо реализма. Можно назвать это реальной фантастикой. Можно в какой-то мере сравнить этот подход с театром абсурда Ионеско. Только у нас не мрачное разрушение элементов действительности, а более весёлое.»

Скрытый смысл текста песни Алюминиевые огурцы Цоя

Перед дальнейшим прочтением, мы рекомендуем прослушать данную композицию ещё раз, чтобы освежить свою память и лучше понять, о чем же песня Алюминиевые огурцы. Попробуем разобрать непосредственно текст песни:

Здесь автор обращается к своим поклонникам, понимая конечно, что большинство из них — молодёжь.

И мне кидайте свои пальчики, да-а»

Цой ожидает от зрителей приветствия, рокерского жеста в виде сложенных «козой»пальцев. Но почему же окно? Ведь поклонники видят его на сцене. Возможно, имелся в виду экран телевизора, а некоторые считают, что Цой предчувствовал раннюю смерть, и окно в данном случае — это окошко в другой, потусторонний мир.

Дальше идут наиболее известные и пожалуй самые спорные строки, а именно — припев: «Ведь я сажаю алюминиевые огурцы на брезентовом поле». Она конечно абсурдна, говорится о съедобных огурцах, но почему-то сделанных из алюминия, да еще и сажают их не в землю, а в брезент. Осенняя погода во время работ на колхозных полях конечно была пасмурная и мрачная, возможно мы здесь видим отсыл к серому невзрачному цвету и самого урожая, и окружающей действительности. Или же это образ гранат, разбрасываемых среди мирных полей, намёк на военные действия, проводимые СССР например в Афганистане… А кто-то видит в огурцах и фаллический символ. Такая вот многогранная и до сих пор спорная авторская метафора.

Твердят, твердят мне без конца:

Металл не принесёт плода,

Игра не стоит свеч, а результат — труда».

В советское время были довольно популярны анекдоты о чукчах. И ведь обычно если разговор идёт о мудрецах, то зачастую подразумеваются мудрецы восточные, а у Цоя — чукотские. Здесь прослеживается ирония над старшим поколением, но всё-таки к ним автор прислушивается, хотя и не без раздражения. Такой небольшой конфликт «отцов и детей». И конечно продолжается речь и о бессмысленности военных действий, и о сомнительных результатах труда советских людей, работы в дождь, работы грязной, тяжёлой, неоплачиваемой, при этом обязательной. Ведь когда семена сажают в плодородную землю, они прорастают, а сажать в брезент — бесполезно.

Пытается меня достать,

Колом колено колет вены

Колено — возможно образ начальства, которое смотрит, заставляет выполнять то, что люди считают бессмысленным. Всплывает ассоциация с фразой «довести до белого каления» — то есть Цой чувствует, что скоро народ будет доведён до какой-то крайней точки, возможно предвидит скорые перемены. И здесь же есть намёк на иглу, на наркотики — «колет вены», возможно имеются в виду попытки расширения границ сознания с помощью алкоголя или наркотиков с целью отыскать всё-таки смысл кажущейся бестолковой окружающей серой советской действительности.

Дырки, булки, вилки,

Здесь тракторы пройдут мои

И упадут в копилку, упадут туда…»

Перечисление атрибутов советской действительности, что-то похожее на «бутылку кефира, полбатона», среди них есть и рокерские клёпки, всё это у Цоя смешивается и попадает в копилку, как результаты труда, результаты творчества или просто символы его эпохи, в которой он «сажает алюминиевые огурцы». И то ли тракторы просто соберут этот урожай, то ли это намёк на танки, ведь поле-то у нас брезентовое, которые проедутся по окружающей серости, и в итоге будет построен новый мир. А может он имел в виду всё это наследие, оставленное нам для разгадок, а пока мы гадаем, он сам в другом, вечном мире продолжает «сажать алюминиевые огурцы».

Хотя сам автор считал смысл песни неважным, возможно он чуть схитрил. Ведь важны не только конкретные слова, но и образы, возникающие у слушателей, в которых можно уловить и скуку, и тоску от довольно серой и закрытой жизни в СССР, и осуждение войны, намёки на её бессмысленность, а может всё-таки Цой чувствовал надвигающиеся перемены, ведь в отличие от тяжеловатых строк, музыка у песни довольно беззаботная.

Напишите в комментариях свой смысл песни Алюминиевые огурцы. Мы с нетерпением будем ждать!

45 (альбом)

«45» — дебютный студийный альбом рок-группы «Кино» (Виктор Цой и Алексей Рыбин), записанный в 1982 году.

Содержание

Цитаты [ править ]

Три чукотских мудреца
Твердят, твердят мне без конца:
«Металл не принесёт плода,
Игра не стоит свеч,
А результат — труда».
Но я сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле.
Кнопки, скрепки, клёпки,
Дырки, булки, вилки,
Здесь тракторы пройдут мои
И упадут в копилку,
Упадут туда,
Где я сажаю алюминиевые огурцы…

— «Алюминиевые огурцы»

Гуляю, я один гуляю,
Что дальше делать, я не знаю.
Нет дома, никого нет дома,
Я лишний, словно куча лома,
Я бездельник, о, мама, мама…

— «Бездельник»

Нет меня дома целыми днями,
Занят бездельем, играю словами.
Каждое утро снова жизнь свою начинаю,
И ни черта ни в чём не понимаю.
Я, лишь начнётся новый день,
Хожу, отбрасываю тень с лицом нахала.
Наступит вечер — я опять
Отправлюсь спать, чтоб завтра встать —
И всё сначала.
Все говорят, что надо кем-то мне становиться,
А я хотел бы остаться собой.

— «Бездельник-2»

Ты говоришь, что у тебя по географии трояк,
А мне на это просто наплевать,
Ты говоришь, из-за тебя там кто-то получил синяк,
Многозначительно молчу, и дальше мы идём гулять.
М-м-м-м-м-м, Восьмиклассница-а-а…

Время есть, а денег нет,
И в гости некуда пойти,
И куда-то все подевались вдруг,
Я попал в какой-то не такой круг,
Я хочу пить, я хочу есть,
Я хочу просто где-нибудь сесть.

— «Время есть, а денег нет»

Я знаю, моё дерево не проживёт и недели,
Я знаю, моё дерево в этом городе обречено,
Но я всё своё время провожу рядом с ним,
Мне кажется, что это мой дом,
Мне кажется, что это мой друг,
Я посадил дерево…
Мне с ним радостно, мне с ним больно,
Мне кажется, это мой мир,
Мне кажется, это мой сын.

Эй, где твои туфли на манной каше,
И куда ты засунул свой двубортный пиджак?
Спрячь подальше домашние тапки, папаша,
Ты ведь раньше не дал бы за них и пятак,
А когда-то ты был битником.
Рок-н-ролльное время ушло безвозвратно,
Охладили седины твоей юности пыл,
Но я верю и верить мне в это приятно,
Что в душе ты остался таким же, как был.

— «Когда-то ты был битником»

Мои друзья всегда идут по жизни маршем,
И остановки только у пивных ларьков…
[Я] очень злюсь, когда мне говорят,
Что жить вот так как я сейчас нельзя.
Но почему? Ведь я живу…
На это не ответить никому. — одна из первых успешных песен Цоя

Я вчера слишком поздно лёг, сегодня рано встал,
Мне наверно с утра нужно было пойти к врачу
А теперь электричка везёт меня туда, куда я не хочу…
В тамбуре холодно и в то же время как-то тепло,
В тамбуре накурено и в то же время как-то свежо.
Почему я молчу, почему не кричу, молчу?

— «Электричка»

Об альбоме [ править ]

… феноменальный по свежести и музыкальной самобытности альбом… [1] [2]

— Александр Житинский, рецензия на «Группу крови»

Мы никак не предполагали, что с драм-машиной у нас будет столько возни. Тогда мы впервые столкнулись с этой штукой и никак не могли удержаться в нужном ритме — всё время улетали вперёд. Всё дело было в том, что машину было очень плохо слышно, и Витькина гитара забивала пшиканье этого аппарата, а когда возникала пауза, то выяснялось, что мы опять вылезли из ритма. Поскольку закоммутировать машину иначе было невозможно, то решение проблемы нашёл Фан — он стал размашисто дирижировать нам из аппаратной, мы смотрели на него и кое-как записали несколько болванок, придерживаясь нужного ритма.

— Алексей Рыбин, ««Кино» с самого начала», 1991

Единственное, что в «45» есть хорошего, — это трогательная непосредственность песен. Сами же песни представлены на альбоме очень наивно, а аранжировки отсутствуют как класс. [3] [4]

— Алексей Рыбин, интервью

… я попал на день рождения, по-моему, к Рыбе.
Когда я слышу классическую песню, я её узнаю. И когда люди, практически никому не известные, садятся и поют подряд набор классических песен — это вводит в полное остолбенение. Я оттуда уехал с мыслью о том, что нужно немедленно поднимать Тропилло и, пока вот это чудо функционирует, — его записывать. И нужно это делать прямо сейчас.
я просто стоял у руля, потому что мне хотелось эту музыку перенести в том виде, в котором я её слышал. Я думаю, что Цою хотелось, вероятно, не совсем того, что получилось, ему хотелось рок-н-ролльного звука, звука «Кино», который появился впоследствии. Но за неимением людей, за моим неумением сделать и их неумением объяснить, чего же они хотят, получилось «45», и я очень счастлив, что имел честь принимать в этом участие.

Первый Витин альбом — совершенно барочный. Он не имеет отношения к современной музыке, потому что он романтичен. Вообще, у Цоя все песни романтичны — по-мальчишески, совсем по-юному. Решен этот альбом очень близко к аквариумским записям того времени. Это не эпигонство, конечно, но по духу очень близко. Близко и по звучанию, потому что звук в тропилловской студии вообще отличается от любой студии. В этом его ценность, как я сейчас понимаю, а тогда меня это жутко раздражало. Странный какой-то звук. [2]

— Александр Титов, «Он искал современный язык…»

Альбом «45» — это портрет молодого человека, подростка, как выяснилось — практически на все времена.
Мне лично нравятся почти все песни из этого альбома, прежде всего, свежим ощущением жизни и совершенно новой мелодичностью.
строчка «Мои друзья всегда идут по жизни маршем…». Вспоминая тогдашних друзей Цоя — Свина, Пиночета, Панкера [5] — трудно представить их марширующими, как какие-нибудь штурмовики. Марширующие панки могут быть только актом клоунады.
Может быть, это и имел в виду Цой, как и везде у него, в этом тексте присутствует ироничный подтекст.

Цоя я впервые услышал летом 1982 года. Дома на бобине. Это был только что вышедший альбом «Сорок пять». Меня очень раздражал звук, ПТУ все это. Но вот строчки песен были далеко не пэтэушными. Тексты захватили меня, и захотелось познакомиться с автором поближе. [6]

О песнях [ править ]

… «Алюминиевые огурцы» — это чистая фонетика и, может быть, какие-то ключевые моменты, не связанные между собой и имеющие задачу вызвать ассоциативные связи. Можно назвать это реальной фантастикой. Можно в какой-то мере сравнить этот подход с театром абсурда Ионеско. Только у нас не мрачное разрешение элементов действительности, а более весёлое. Но есть и другие вещи с совершенно конкретной ситуацией, например, «Бездельник», «Битник», в чем-то — «Троллейбус». Или «Время есть — а денег нет». Эту ситуацию может понять любой. [7] [2]

— Виктор Цой, интервью
Читайте также:  Как выращивать орбис шарики в какой воде и сколько воды?

… вернувшись с очередной романтической прогулки, он буквально за двадцать минут сочинил свою знаменитую песню «Восьмиклассница», вернее, не сочинил, а зарифмовал всё то, что с ним происходило на самом деле, — от «конфеты ешь» до «по географии трояк».
Он однажды зафиксировал всех нас и себя тоже и проявил за двадцать минут — мгновенно, на одном дыхании написал, как мне кажется, лучшую свою песню — «Мои друзья».
Вся наша жизнь того периода была в этой песне, здесь была и прекрасная музыка, и наше беспредельное веселье, и за ним — грусть и безысходность, которая тогда была во всём. Безысходность — главное состояние начала восьмидесятых.
«Алюминиевых огурцах», милейшей песенке, написанной Витькой после «трудового семестра» — работы в колхозе вместе с сокурсниками по училищу. Он говорил, что под дождём, на раскисшем грязью поле огурцы, которые будущим художникам приказано было собирать, имели вид совершенно неорганических предметов — холодные, серые, скользкие, тяжёлые штуки, алюминиевые огурцы. Вся песня была весёлой абсурдной игрой слов, не более, правда, абсурдной, чем многое из того, что приходилось делать тогда Витьке, мне, Марьяше и нашим друзьям…

— Алексей Рыбин, ««Кино» с самого начала», 1991

«Бездельник № 2» — одна из самых профессионально сделанных песен во всём наследии русскоязычной рок-музыки, кроме того, она одна из самых интересных и талантливых, здесь есть момент просветления, момент «музыки сфер» — волшебная гармония и неожиданная, лёгкая мелодика.

— Алексей Рыбин, «Три кита: БГ, Майк, Цой», 2013

Познакомились мы, как известно, в электричке, когда ехали с какого-то моего концерта в Петергофе, где теперь находится Ленинградский университет. Судя по тому, что я ехал один, там был сольный концерт. И они подсели ко мне — Витька и Рыба . Кстати и гитара оказалась, и Витька спел пару песен. «Мои друзья идут по жизни маршем» меня абсолютно сбила с нарезки. Это была уже песня, это было настоящее. Когда через молоденького парня, его голосом проступает столь грандиозная штука — это всегда чудо. Такое со мной случалось очень редко, и эти радостные моменты в жизни я помню и ценю.

— Борис Гребенщиков, «Мы были, как пилоты в соседних истребителях…»

Мы в 81-м чувствовали эту безысходность, может быть, не верили в неё, но чувствовали. Потому и были панки и битники такими, какими они были. И Цой спел об этом «Мои друзья» — это была первая песня про нас, первый серьёзный взгляд на нашу жизнь. Это было грустно ровно настолько, насколько это было грустно в жизни. [8]

Спустя годы можно предположить, что именно «Алюминиевые огурцы» была той самой песней, которая, что называется, «уводит со следа» и разрушает образ эдакого самурайского Дон Кихота, окруженного «в быту» друзьями-панками.
Что же касается некоторого примитивизма остальных композиций, сделанных в жанре бытовых зарисовок с натуры, то наивности в них было не больше, чем в ранних песнях Высоцкого и Окуджавы. Не умея толком играть на инструментах, музыканты «Кино» записали песни, которые с удивительной точностью передавали атмосферу городской романтики того времени с её вечным безденежьем, бездельем и океаном нереализованных планов и ночных мечтаний. «45» получился одним из самых светлых и лиричных альбомов за всю историю русского рока.
Показательно, что ленинградская рок-тусовка альбом поначалу вообще не заметила, а московский подпольный журнал «Ухо» назвал песни «Кино» «расслабленным бряцаньем по струнам», в котором «серной кислотой вытравлены всякий смысл и содержание». В тот момент сложно было поверить, что спустя буквально несколько лет большая часть композиций из «45» будет звучать чуть ли не в каждом дворе под приблизительный аккомпанемент ненастроенных шестиструнных гитар. [3]

45 (альбом)

«45» — дебютный студийный альбом рок-группы «Кино» (Виктор Цой и Алексей Рыбин), записанный в 1982 году.

Содержание

Цитаты [ править ]

Три чукотских мудреца
Твердят, твердят мне без конца:
«Металл не принесёт плода,
Игра не стоит свеч,
А результат — труда».
Но я сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле.
Кнопки, скрепки, клёпки,
Дырки, булки, вилки,
Здесь тракторы пройдут мои
И упадут в копилку,
Упадут туда,
Где я сажаю алюминиевые огурцы…

— «Алюминиевые огурцы»

Гуляю, я один гуляю,
Что дальше делать, я не знаю.
Нет дома, никого нет дома,
Я лишний, словно куча лома,
Я бездельник, о, мама, мама…

— «Бездельник»

Нет меня дома целыми днями,
Занят бездельем, играю словами.
Каждое утро снова жизнь свою начинаю,
И ни черта ни в чём не понимаю.
Я, лишь начнётся новый день,
Хожу, отбрасываю тень с лицом нахала.
Наступит вечер — я опять
Отправлюсь спать, чтоб завтра встать —
И всё сначала.
Все говорят, что надо кем-то мне становиться,
А я хотел бы остаться собой.

— «Бездельник-2»

Ты говоришь, что у тебя по географии трояк,
А мне на это просто наплевать,
Ты говоришь, из-за тебя там кто-то получил синяк,
Многозначительно молчу, и дальше мы идём гулять.
М-м-м-м-м-м, Восьмиклассница-а-а…

Время есть, а денег нет,
И в гости некуда пойти,
И куда-то все подевались вдруг,
Я попал в какой-то не такой круг,
Я хочу пить, я хочу есть,
Я хочу просто где-нибудь сесть.

— «Время есть, а денег нет»

Я знаю, моё дерево не проживёт и недели,
Я знаю, моё дерево в этом городе обречено,
Но я всё своё время провожу рядом с ним,
Мне кажется, что это мой дом,
Мне кажется, что это мой друг,
Я посадил дерево…
Мне с ним радостно, мне с ним больно,
Мне кажется, это мой мир,
Мне кажется, это мой сын.

Эй, где твои туфли на манной каше,
И куда ты засунул свой двубортный пиджак?
Спрячь подальше домашние тапки, папаша,
Ты ведь раньше не дал бы за них и пятак,
А когда-то ты был битником.
Рок-н-ролльное время ушло безвозвратно,
Охладили седины твоей юности пыл,
Но я верю и верить мне в это приятно,
Что в душе ты остался таким же, как был.

— «Когда-то ты был битником»

Мои друзья всегда идут по жизни маршем,
И остановки только у пивных ларьков…
[Я] очень злюсь, когда мне говорят,
Что жить вот так как я сейчас нельзя.
Но почему? Ведь я живу…
На это не ответить никому. — одна из первых успешных песен Цоя

Я вчера слишком поздно лёг, сегодня рано встал,
Мне наверно с утра нужно было пойти к врачу
А теперь электричка везёт меня туда, куда я не хочу…
В тамбуре холодно и в то же время как-то тепло,
В тамбуре накурено и в то же время как-то свежо.
Почему я молчу, почему не кричу, молчу?

— «Электричка»

Об альбоме [ править ]

… феноменальный по свежести и музыкальной самобытности альбом… [1] [2]

— Александр Житинский, рецензия на «Группу крови»

Мы никак не предполагали, что с драм-машиной у нас будет столько возни. Тогда мы впервые столкнулись с этой штукой и никак не могли удержаться в нужном ритме — всё время улетали вперёд. Всё дело было в том, что машину было очень плохо слышно, и Витькина гитара забивала пшиканье этого аппарата, а когда возникала пауза, то выяснялось, что мы опять вылезли из ритма. Поскольку закоммутировать машину иначе было невозможно, то решение проблемы нашёл Фан — он стал размашисто дирижировать нам из аппаратной, мы смотрели на него и кое-как записали несколько болванок, придерживаясь нужного ритма.

— Алексей Рыбин, ««Кино» с самого начала», 1991

Единственное, что в «45» есть хорошего, — это трогательная непосредственность песен. Сами же песни представлены на альбоме очень наивно, а аранжировки отсутствуют как класс. [3] [4]

— Алексей Рыбин, интервью

… я попал на день рождения, по-моему, к Рыбе.
Когда я слышу классическую песню, я её узнаю. И когда люди, практически никому не известные, садятся и поют подряд набор классических песен — это вводит в полное остолбенение. Я оттуда уехал с мыслью о том, что нужно немедленно поднимать Тропилло и, пока вот это чудо функционирует, — его записывать. И нужно это делать прямо сейчас.
я просто стоял у руля, потому что мне хотелось эту музыку перенести в том виде, в котором я её слышал. Я думаю, что Цою хотелось, вероятно, не совсем того, что получилось, ему хотелось рок-н-ролльного звука, звука «Кино», который появился впоследствии. Но за неимением людей, за моим неумением сделать и их неумением объяснить, чего же они хотят, получилось «45», и я очень счастлив, что имел честь принимать в этом участие.

Первый Витин альбом — совершенно барочный. Он не имеет отношения к современной музыке, потому что он романтичен. Вообще, у Цоя все песни романтичны — по-мальчишески, совсем по-юному. Решен этот альбом очень близко к аквариумским записям того времени. Это не эпигонство, конечно, но по духу очень близко. Близко и по звучанию, потому что звук в тропилловской студии вообще отличается от любой студии. В этом его ценность, как я сейчас понимаю, а тогда меня это жутко раздражало. Странный какой-то звук. [2]

— Александр Титов, «Он искал современный язык…»

Альбом «45» — это портрет молодого человека, подростка, как выяснилось — практически на все времена.
Мне лично нравятся почти все песни из этого альбома, прежде всего, свежим ощущением жизни и совершенно новой мелодичностью.
строчка «Мои друзья всегда идут по жизни маршем…». Вспоминая тогдашних друзей Цоя — Свина, Пиночета, Панкера [5] — трудно представить их марширующими, как какие-нибудь штурмовики. Марширующие панки могут быть только актом клоунады.
Может быть, это и имел в виду Цой, как и везде у него, в этом тексте присутствует ироничный подтекст.

Цоя я впервые услышал летом 1982 года. Дома на бобине. Это был только что вышедший альбом «Сорок пять». Меня очень раздражал звук, ПТУ все это. Но вот строчки песен были далеко не пэтэушными. Тексты захватили меня, и захотелось познакомиться с автором поближе. [6]

О песнях [ править ]

… «Алюминиевые огурцы» — это чистая фонетика и, может быть, какие-то ключевые моменты, не связанные между собой и имеющие задачу вызвать ассоциативные связи. Можно назвать это реальной фантастикой. Можно в какой-то мере сравнить этот подход с театром абсурда Ионеско. Только у нас не мрачное разрешение элементов действительности, а более весёлое. Но есть и другие вещи с совершенно конкретной ситуацией, например, «Бездельник», «Битник», в чем-то — «Троллейбус». Или «Время есть — а денег нет». Эту ситуацию может понять любой. [7] [2]

— Виктор Цой, интервью

… вернувшись с очередной романтической прогулки, он буквально за двадцать минут сочинил свою знаменитую песню «Восьмиклассница», вернее, не сочинил, а зарифмовал всё то, что с ним происходило на самом деле, — от «конфеты ешь» до «по географии трояк».
Он однажды зафиксировал всех нас и себя тоже и проявил за двадцать минут — мгновенно, на одном дыхании написал, как мне кажется, лучшую свою песню — «Мои друзья».
Вся наша жизнь того периода была в этой песне, здесь была и прекрасная музыка, и наше беспредельное веселье, и за ним — грусть и безысходность, которая тогда была во всём. Безысходность — главное состояние начала восьмидесятых.
«Алюминиевых огурцах», милейшей песенке, написанной Витькой после «трудового семестра» — работы в колхозе вместе с сокурсниками по училищу. Он говорил, что под дождём, на раскисшем грязью поле огурцы, которые будущим художникам приказано было собирать, имели вид совершенно неорганических предметов — холодные, серые, скользкие, тяжёлые штуки, алюминиевые огурцы. Вся песня была весёлой абсурдной игрой слов, не более, правда, абсурдной, чем многое из того, что приходилось делать тогда Витьке, мне, Марьяше и нашим друзьям…

— Алексей Рыбин, ««Кино» с самого начала», 1991

«Бездельник № 2» — одна из самых профессионально сделанных песен во всём наследии русскоязычной рок-музыки, кроме того, она одна из самых интересных и талантливых, здесь есть момент просветления, момент «музыки сфер» — волшебная гармония и неожиданная, лёгкая мелодика.

— Алексей Рыбин, «Три кита: БГ, Майк, Цой», 2013

Познакомились мы, как известно, в электричке, когда ехали с какого-то моего концерта в Петергофе, где теперь находится Ленинградский университет. Судя по тому, что я ехал один, там был сольный концерт. И они подсели ко мне — Витька и Рыба . Кстати и гитара оказалась, и Витька спел пару песен. «Мои друзья идут по жизни маршем» меня абсолютно сбила с нарезки. Это была уже песня, это было настоящее. Когда через молоденького парня, его голосом проступает столь грандиозная штука — это всегда чудо. Такое со мной случалось очень редко, и эти радостные моменты в жизни я помню и ценю.

— Борис Гребенщиков, «Мы были, как пилоты в соседних истребителях…»
Читайте также:  Как выращивать лонган из косточки в домашних условиях?

Мы в 81-м чувствовали эту безысходность, может быть, не верили в неё, но чувствовали. Потому и были панки и битники такими, какими они были. И Цой спел об этом «Мои друзья» — это была первая песня про нас, первый серьёзный взгляд на нашу жизнь. Это было грустно ровно настолько, насколько это было грустно в жизни. [8]

Спустя годы можно предположить, что именно «Алюминиевые огурцы» была той самой песней, которая, что называется, «уводит со следа» и разрушает образ эдакого самурайского Дон Кихота, окруженного «в быту» друзьями-панками.
Что же касается некоторого примитивизма остальных композиций, сделанных в жанре бытовых зарисовок с натуры, то наивности в них было не больше, чем в ранних песнях Высоцкого и Окуджавы. Не умея толком играть на инструментах, музыканты «Кино» записали песни, которые с удивительной точностью передавали атмосферу городской романтики того времени с её вечным безденежьем, бездельем и океаном нереализованных планов и ночных мечтаний. «45» получился одним из самых светлых и лиричных альбомов за всю историю русского рока.
Показательно, что ленинградская рок-тусовка альбом поначалу вообще не заметила, а московский подпольный журнал «Ухо» назвал песни «Кино» «расслабленным бряцаньем по струнам», в котором «серной кислотой вытравлены всякий смысл и содержание». В тот момент сложно было поверить, что спустя буквально несколько лет большая часть композиций из «45» будет звучать чуть ли не в каждом дворе под приблизительный аккомпанемент ненастроенных шестиструнных гитар. [3]

Текст песни(слова) Виктор Цой — Алюминиевые огурцы

Текст песни(слова) Виктор Цой — Алюминиевые огурцы

Здравствуйте, девочки, здравствуйте, мальчики,
Смотрите на меня в окно и мне кидайте свои пальчики, да-а

Ведь я сажаю алюминиевые огурцы, а-а на брезентовом поле
Я сажаю алюминиевые огурцы, а-а на брезентовом поле.

Три чукотских мудреца твердят, твердят мне без конца:
«Металл не принесёт плода, игра не стоит свеч, а результат — труда»,

Но я сажаю алюминиевые огурцы, а-а На брезентовом поле
Я сажаю алюминиевые огурцы, а-а на брезентовом поле.

Злое белое колено пытается меня достать,
Колом колено колет вены в надежд тайну разгадать,

Зачем я сажаю алюминиевые огурцы, а-а на брезентовом поле
Я сажаю алюминиевые огурцы, а-а на брезентовом поле.

Кнопки, скрепки, клёпки, дырки, булки, вилки,
Здесь тракторы пройдут мои и упадут в копилку, упадут туда,

Где я сажаю алюминиевые огурцы, а-а на брезентовом поле
Я сажаю алюминиевые огурцы, а-а на брезентовом поле
Я сажаю алюминиевые огурцы, а-а на брезентовом поле
Я сажаю алюминиевые огурцы, а-а на брезентовом поле.

Кино, Виктор Цой — Алюминиевые огурцы текст песни

D Hm
Здравствуйте, девочки,
G A
Здравствуйте, мальчики,
D Hm
Смотрите на меня в окно
G A
И мне кидайте свои пальчики, да-а
Ведь я

D Hm G
Сажаю алюминиевые огурцы, а-а
A
На брезентовом поле
Сажаю алюминиевые огурцы, а-а
На брезентовом поле

Три чукотских мудреца
Твердят, твердят мне без конца:
«Металл не принесет плода,
Игра не стоит свеч, а результат — труда»,
Но я
ї
Сажаю алюминиевые огурцы, а-а ц 2 раза
На брезентовом поле ы

Злое белое колено
Пытается меня достать,
Колом колено колет вены
В надежд тайну разгадать,
Зачем я
ї
Сажаю алюминиевые огурцы, а-а ц 2 раза
На брезентовом поле ы

Кнопки, скрепки, клепки,
Дырки, булки, вилки,
Здесь тракторы пройдут мои
И упадут в копилку, упадут туда,
Где я
ї
Сажаю алюминиевые огурцы, а-а ц 2 раза
На брезентовом поле ы

Алюминиевые огурцы — Виктор Цой

Творческое наследие почти любого рок-музыканта обязательно содержит хотя бы одну композицию, которая кажется веселой пустышкой, но заставляет задуматься над подтекстом. У Виктора Цоя таковой является известная песня «Алюминиевые огурцы». И он, и его друзья не раз рассказывали о том, как Виктора вместе с сокурсниками отправили на отработку в колхоз.

Погода была дождливая, поле представляло собой сплошное месиво, а огурцы, которые они собирали, были сероватыми, отчего казались металлическими. Тогда он и придумал строчку об алюминиевых огурцах на брезентовом поле.

История и смысл песни «Алюминиевые огурцы» — Кино

Композиция вошла в альбом «45» и быстро стала популярной, а фанаты принялись по-своему истолковывать смысл текста. Версии высказывались самые разные. Под огурцами понимали рокерские заклепки на спецовках, выброшенные над Афганистаном бомбы и многое другое.

В 1987 году Виктор Цой, отвечая на вопросы зрителей, пришедших на концерт в Дубне, объяснил смысл песни (вернее, отсутствие такового). Он сказал:

«Алюминиевые огурцы» – это чисто фонетика, и, может быть, какие-то ключевые моменты, не связанные между собой и имеющие задачу вызвать ассоциативные связи. Фраза совершенно не имеет смысла. Эта песня — попытка полного разрушения реальности, какого-либо реализма. Можно назвать это реальной фантастикой. Можно в какой-то мере сравнить этот подход с театром абсурда Ионеско. Только у нас не мрачное разрешение элементов действительности, а более весёлое.

Эти слова лидера группы «Кино» хорошо известны всем поклонникам, но многие из них предпочитают думать, что в песне «Алюминиевые огурцы» все же присутствует некий тайный смысл. Хотя не исключено, что так оно и есть.

Интересные факты

  • В студийной версии песни на колокольчиках сыграл Борис Гребенщиков.
  • В альбоме «КИНОпробы» песню исполнила группа «Пикник».
  • «Алюминиевые огурцы» также спел камерный хор Смольного собора в рамках проекта «Запрещенные песни».

Текст песни «Алюминиевые огурцы» — Виктор Цой, Кино

Здравствуйте, девочки,
Здравствуйте, мальчики,
Смотрите на меня в окно
И мне кидайте свои пальчики, да-а
Ведь я
Сажаю алюминиевые огурцы,
На брезентовом поле.

Три чукотских мудреца
Твердят, твердят мне без конца:
«Металл не принесёт плода,
Игра не стоит свеч, а результат — труда»,
Но я
Сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле

Злое белое колено
Пытается меня достать,
Колом колено колет вены
В надежд тайну разгадать,
Зачем я
Сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле

Кнопки, скрепки, клёпки,
Дырки, булки, вилки,
Здесь тракторы пройдут мои
И упадут в копилку, упадут туда,
Где я
Сажаю алюминиевые огурцы
На брезентовом поле

Цитата о песне

Алюминиевые огурцы» по той простой причине, что я с удовольствием слушал альбом, где она была, в 1980-х годах, и когда поступило предложение, я с удовольствием её и обыграл.

Эдмунд Шклярский
(об исполнении песни для трибьют-альбома «КИНОпробы».)

Алюминиевые огурцы

С удивительной настойчивостью мой WinAmp из около 2000 музык, записанных на моем компе, при запуске «вразброс» одной из первых выбирает песню Виктора Цоя «Я сажаю алюминиевые огурцы на брезентовом поле».

Три чукотских мудреца
Твердят, твердят мне без конца:
Метал не принесет плода,
Игра не стоит свеч,
А результат труда

И эта песня неизменно приводит меня в приподнятое настроение, напоминая мне мою жизнь. И я продолжаю сажать свои алюминиевые огурцы. И что самое удивительное — время от времени собираю урожай. Снова и снова, не смотря на мнение чукотских мудрецов. Сам удивляюсь.

Письмо: . приведу вчерашнюю запись из дневника (ИКПС): «Никакие слова и никакие доводы, убеждения разума не могут заставить изменить картину мира, модели восприятия и поведения. А вспоминание каким-то непостижимым образом может! Абсолютно непостижимо, как это происходит, это нечем объяснить, нечем передать. Но это происходит! И это УДИВИТЕЛЬНО. Наверно, это то, что называется чудом…»
Маша

Это работает. Только надо суметь дождаться урожая.

На днях в рассылке Андрея Дорофеева прочитал притчу — тоже как раз в нашу «сельскохозяйственную» тему:

— Ты удивительно терпимо относишься к ударам судьбы, критике, — сказали ученики Ходже Насреддину. — Как тебе это удается?
— Я выращиваю такие овощи, что камни, летящие в мой огород, удобряют его, — объяснил Ходжа.

Так что не только Цой понимал толк в такого рода овощеводстве. Камни — прекраснейшее удобрение для алюминиевых огурцов.

«По поводу последнего письма в рассылке Бойцовского Клуба:
я тоже очень хорошо помню ту фотографию и заметку в Науке и жизни. Вот прям перед глазами стоит, хотя много лет прошло. Но. я только отложил в памяти тогда эту заметку, а вот четких выводов не сделал. И сейчас в жизни также — много чего замечаешь, да немного чего делаешь. И с IKPS такая же ситуация: не могу быть тотальным. Постоянно думаю о курсе, но прям в лом заставить себя делать упражнения по вспоминанию себя, хоть плачь:)».

Это общая проблема — отсутствие реальной силы, т.е. силы строить свою жизнь самому. Хочу, но не могу. Мне написали около 100 человек о том, что начали заниматься, делать первый урок. Из них — сейчас не более 10 идут дальше. А сколько еще не писало.

Но без этого ничего не будет. Почему-то все так устроено — развитие во сне не происходит, сознание может развиваться только сознательно, под действием сознательных усилий. Иначе этот мир был бы крайне неитересным. Мертвым. Т.е. его бы просто не было. Т.е. он и не может быть другим.

И если не помнить, не ощущать себя, мотивы своих действий, радости и боли, то как иначе? Именно эта база и описана в первом уроке. Ощущение себя. Может кто-то знает другой способ?

Это не самоцель. Это только начало.

Нам нужна сила, сила жить интересно, полно. Где ж ее иначе взять?

Я выращиваю алюминиевые огурцы на брезентовом поле

«Группа «Кино» организовалась осенью 1981 года и поначалу называлась «Гарин и гиперболоиды». В ее первом составе, кроме Цоя, играли гитарист А. Рыбин и барабанщик О. Валинский. Вскоре барабанщик ушел, и группа, сменив название на «Кино», начала работать как акустический гитарный дуэт.

Песни Цоя привлекли внимание Б. Гребенщикова, который стал продюсером первого альбома «Кино» — «45» и помог с дебютом на сцене Ленинградского рок-клуба. В 1983 году Рыбина заменил гитарист Ю. Каспарян, чуть позже пришел барабанщик Г. («Густав») Гурьянов. С басистом А. Титовым из «Аквариума» группа выступила на II Ленинградском рок-фестивале и стала лауреатом. Через год этот успех повторился. В ноябре 1985 года вместо А. Титова был приглашен бас-гитарист И. Тихомиров из «Джунглей». Эпизодически появлялись в составе гитаристы Ю. Лебедев, Д. Анашкин, клавишник Д. Павлов. В 1986 году в «Кино» вошел С. («Африка») Бугаев, игравший на барабанах.

Все члены группы принимали активное участие в выступлениях «Популярной механики» под управлением С. Курехина». Так представил писатель Александр ЖИТИНСКИЙ творческий путь «Кино» в своей книге «Путешествие рок-дилетанта».

В стародавние времена, точнее в 1985 году, в одной из популярных молодежных газет развернулась дискуссия о профессионализме и самодеятельности в молодежной музыке. Это сейчас кажется смешным, а тогда…

«…На бессмысленность песен некоторых ансамблей обращают внимание многие авторы. «Способные музыканты есть, — пишет один из них (представившийся как Сергей А., работник культуры, 24 лет). — А вот тексты у любителей всегда хромают. Можно найти любопытные по замыслу аранжировки у групп «Гулливер», «Аквариум», «Кино», но тексты прямо убивают, например, «Я выращиваю алюминиевые огурцы на брезентовом поле…» Вот уж действительно: избыток фантазии при недостатке вкуса — страшная сила!» В таком вот русле вел дискуссию некто Ю. Д.

Но следует отдать ему должное. Он приводил и другие письма. Студент-второкурсник Андрей КУПЕР: «Автор выразил в песне свою душу, а его обвиняют в бессодержательности. Я все это знаю по себе. Часто молодые авторы пишут песни в шутку, не вкладывая в них ни смысла, ни содержания, а критики называют их бесталанными. А у парня просто было веселое настроение, но хотел повеселить публику».

О чём песня «Алюминиевые огурцы»

Лидер группы «Кино» Виктор Цой погиб почти двадцать девять лет назад, но по-прежнему вдохновляет множество людей. WomanHit.ru вспоминает одну из самых неоднозначных его композиций

У каждой культовой группы есть композиция, которая кажется забавной пустышкой, но поклонники тем не менее находят в ней невероятное количество смысла. Именно такой стала цоевская «Алюминиевые огурцы».

В редких интервью Виктор рассказывал о том, как его однажды вместе с сокурсниками по училищу, где будущий рок-герой обучался резьбе по дереву, отправили на сельхозработы. Была осень, погода не ахти, шел дождь, а колхозное поле было больше похоже на серое месиво. Поэтому огурцы, которые они собирали, из-за цвета ассоциировались с чем-то металлическим.

Как говорил позже музыкант, именно тогда он и придумал строчку об алюминиевых огурцах на брезентовом поле, а сама композиция чуть позже вошла в альбом команды «45», вышедший в 1982 году. Песня очень быстро стала популярной, а ее текст — предметом жарких споров.

Несмотря на объяснения музыкантов, у фанатов было несколько версий смысла песни. Кто-то видел в «алюминиевых огурцах» модные среди рокеров железные клепки на джинсах и куртках, некоторые считали, что речь идет о бомбах, сброшенных на Афганистан.

Хотя, как признавался сам Виктор Цой, смысла в песне было немного. Слова были подобраны по соображениям фонетики, и связи между ними нет никакой. Возможно, именно поэтому они и вызывают у публики самые разные ассоциации. Также Цой не без иронии замечал, что «Алюминиевые огурцы» — это его попытка полного разрушения реальности. Эту песню, по мнению музыканта, можно сравнить с театром абсурда Эжена Ионеско. Но если у классика театрального авангарда крах реальности выдержан в довольно мрачных тонах, то «Алюминиевые огурцы», кроме смеха, ничего не вызывают.

Из фактов, не вызывающих сомнений, можно отметить то, что партию колокольчиков на записи сыграл Борис Гребенщиков, который был большим поклонником «Кино» с самого рождения группы.

После гибели Виктора Цоя «Алюминиевые огурцы» перепевали самые разные коллективы. Наверное, самой экзотической, но в то же время торжественной можно назвать версию камерного хора Смольного собора. Она была исполнена в рамках проекта «Запрещенные песни».

Сейчас песня, которая была придумана и исполнена отчасти шутки ради, считается настоящей классикой русского рока. Она нравится даже маленьким детям, но в отличие от восьмидесятых сейчас в детских садах ее петь не запрещают.

Ссылка на основную публикацию